Like Tree3545поблагодарили

Политика

Страница 250 из 324 ПерваяПервая ... 150200240248249250251252260300 ... ПоследняяПоследняя
Показано с 2,491 по 2,500 из 3239
  1. #2491
    AVIBE
    Участник
    Oilman, спасибо, прочёл. Я думал, что там всё плохо и многого не показываю в СМИ, но что бы было вот так вот ... . А ещё тут кто-то пытается доказать, что Беркут всех ху..рит без разбора. Что они должны быть беспристрастны и не озлобленны. И что ещё главное, что Беркут бьют старушки, студенты и прочие недовольные жители Украины, но ни как не ФАШИСТЫ. Мол их там нет или практически нет.

    Мне это всё напоминает Эстов, Литов и Латышей, которые "поют песенку", что им было бы лучше, чтобы русские их тогда, в 40-х не освобождали и жили бы они в мире любви и согласии с фашистами. Сейчас я смотрю - всё то же самое происходит и в Украине.

  2. #2492
    Cаня
    Участник
    Цитата Сообщение от Вячеслав Посмотреть сообщение
    Сейчас в Минске КГБ снимает художественный фильм про события 2010 года.
    http://www.charter97.org/ru/news/2014/2/3/85673/

  3. #2493
    Вячеслав
    Участник
    http://www.novayagazeta.ru/inquests/62058.html

    03-02-2014 02:14:00

    Все в Семью. Бизнес Виктора Януковича


    Дмитрий ГНАП,
    журналист, координатор отдела расследований Hromadske.TV
    (Киев, Украина), —
    специально для «Новой»
    «В его детстве не было песочниц, сладкой ваты и ярких игрушек, а были боль и человеческое горе. После смерти матери его отец вступил в брак вторично, однако с мачехой у Януковича не сложилось, он жил с бабушкой «в малюсеньком флигеле», — так написало о Януковиче одно из украинских изданий в начале его политической карьеры. Теперь у президента Украины есть все. Вместо нищеты — роскошные владения. Вместо одиночества — большая Семья, контролирующая основные финансовые потоки страны.

    Еще много

    Там, на шахте угольной…

    В 2005 году, после победы «оранжевой» революции, Янукович остался не у дел. Брошенный соратниками, он также лишился всякой финансовой поддержки: украинские олигархи, желая сохранить бизнес, пытались договориться с новым президентом Ющенко. Видимо, Янукович хорошо запомнил это предательство и, придя к власти в 2010 году, твердо решил в будущем не зависеть ни от кого. Поставленной цели он достиг за четыре года — имея власть, проще всего заработать миллиарды на государственных закупках.
    Угольная промышленность Украины каждый год получает бюджетные дотации почти на 14 миллиардов гривен (58,6 миллиарда рублей). За эти деньги государственные угольные предприятия покупают горно-шахтное оборудование, обогащают уголь, ремонтируют лавы. Выходец из шахтерского края, Янукович хорошо знал, как зарабатывать на угледобыче. На официальном сайте президента Украины до сих пор висит текст речи его предшественника Ющенко, который в 2005 году дал указание разобраться с коррупцией в угольной отрасли. По его данным, на государственных закупках в украинском углепроме воровали каждую вторую гривну. «Каждый год мы 5 миллиардов даем в песок. В песок, поскольку наши угольные комбайны, которые мы производим в Украине, по которым проходит безальтернативная закупка, стоят в два раза дороже, чем комбайн Siemens», — сетовал тогда президент Ющенко.
    Впрочем, при Ющенко злоупотреблений в углепроме не стало меньше. Но вот при Януковиче большая часть государственных закупок оказалась в руках двоих персонажей. Один из них — Ринат Ахметов — самый богатый человек Украины. Вторым королем украинских угольных тендеров стал Александр Янукович — старший сын президента. И за последний год Ахметова явно отодвинули на второй план.
    ООО «Востокуглемаш» — малоприметная донецкая фирма с уставным фондом в 907 гривен (чуть более 100$) — умудрилась получить государственных заказов на поставку горно-шахтного оборудования более чем на 2,5 миллиарда гривен (10,5 миллиарда рублей). Она снабжала шахты всем, начиная от проволоки, заканчивая подземными электровозами и проходческими комбайнами.
    Согласно данным украинского издания «Наши Деньги», учредителем фирмы-посредника был Анатолий Ольмезов. Долгое время он являлся членом правления обогатительной фабрики «Калининская». Она, как и еще четыре обогатительных фабрики — «Красная Звезда», «Комсомольская», «Узловская», «Украина» и «Россия», — контролируется структурами Александра Януковича.
    После того как к тендерному счастливчику стали проявлять интерес журналисты, «Востокуглемаш» ликвидировали. Но его место заняли другие структуры, нити от которых все так же ведут к старшему сыну украинского президента. Например, две донецкие фирмы, ООО «Консалтинг Капитал» и ООО «Укрвостокснабжение», получили государственных заказов от угольщиков более чем на 8 миллиардов гривен (33,5 миллиарда рублей). За эти деньги они должны были поставить топливо с государственных шахт на государственные теплоэлектростанции. Зачем в этой короткой цепочке посредник — вопрос, не уместный в нынешней Украине.
    Обе фирмы, согласно данным «Forbes-Украина», при регистрации указали один и тот же телефон, который совпадает с телефоном офиса донецкой компании «Кэпитал Билдниг Корпорейшн». Последняя входит в структуру корпорации «МАКО» — ядра бизнес-империи Александра Януковича, и контролируется им лично. После публикации из офиса сына президента пришел ответ, что он не имеет отношения к скандальным победителям угольных тендеров. «Мало ли какой телефон можно указать при регистрации!» — такова суть отповеди менеджеров Януковича-младшего. Но вскоре официальные телефоны фирм-посредников кто-то предусмотрительно изменил.
    «Знаешь, чем хороши шахтные тендеры? — спрашивал автора этого материала директор одной из донецких шахт. — Сколько денег туда под землю ни закопай — никто никогда не сможет проверить, сколько же их было реально потрачено». Километровая глубина, тяжелые условия добычи — в такой ситуации узнать, действительно ли шахтеры в забоях получают новое оборудование, почти невозможно. Особенно когда генеральную прокуратуру возглавляет Виктор Пшонка — давний приятель президента.

    Сорвал банк

    Если получается зарабатывать миллиарды на тендерах в углепроме, то почему бы не попробовать те же схемы в других отраслях? По данным «Рейтинга тендерных чемпионов», созданного «Forbes-Украина», структуры Александра Януковича за два последних года получили от государства на конкурсных торгах 62,5 миллиарда гривен (261,6 миллиарда рублей). Здесь не только углепром, но и — железные дороги, строительство, энергетика.
    Разбухающая от притока наличности корпорация сына президента вкладывает деньги в собственные банки (Всеукраинский Банк Развития, УкрБизнесБанк) и недвижимость. Янукович-младший застраивает родной Донецк угрюмыми бизнес-центрами в стиле гангстерской эпохи Чикаго.

    Бизнес-центр «Столичный» в Донецке — шедевр современной архитектуры от Александра Януковича
    (источник фото: cortmi.ua)
    Его Всеукраинский Банк Развития растет сумасшедшими темпами: на начало прошлого года активы банка выросли на 750%; объемы кредитов для юрлиц увеличились в 6,5 раза. Остатки денежных средств юрлиц на счетах в банке выросли в 129 раз.
    Теперь многие структуры хотят иметь дело с банком сына президента. А у многих просто нет выбора. Налоговые инспекторы, судьи и милиционеры Украины в принудительном порядке переведены на получение зарплат в банк Януковича-младшего. Вы все еще не верите, что бизнес-успехи скромного донецкого стоматолога не связаны с влиянием его отца?

    Александр Янукович. Скромный стоматолог стал выдающимся бизнесменом
    Янукович, сын Януковича, отвечает скептикам так: «Можно вспомнить сказку об Илье Муромце, который лежал долгие годы, а потом резко начал действовать. Но я не Илья Муромец, и то, чего мы добились, — это результат кропотливого труда, мозги и достижение команды».

    «Вышка для Януковича и Филипенко»

    Но, похоже, мозги команды Януковича по-прежнему направлены на конструирование новых схем по выводу средств из бюджета. В 2011 году Украину потряс громкий коррупционный скандал. Газета «Зеркало недели» опубликовала сенсационный материал о том, что государственная компания «Черноморнефтегаз» купила у британской фирмы-посредника буровую платформу за 400 миллионов долларов. При этом такая же платформа на заводе производителя в Сингапуре свободно продавалась за 250 миллионов долларов.
    Продавцом выступила сомнительная британская компания — Highway Investment Processing LLP, конечными бенефициарами которой оказались два гражданина Латвии — Эрик Ванагельс и Стан Горин. Как удалось узнать журналистам, первый оказался рижским бездомным. А второй — обычным страховым агентом, утверждавшим, что его подпись на британских документах подделана.
    Сама же история получила название «Вышка Бойко», по фамилии министра энергетики Юрия Бойко, благословившего скандальную сделку. Впрочем, дальнейшее расследование коррупции в украинских государственных закупках позволяет сделать вывод, что провернуть такого рода операцию Юрию Бойко вряд ли бы удалось без позволения и участия Виктора Януковича.

    На этой буровой установке «наварили» 150 млн. долл.
    Британскую фирму-прокладку Highway Investment Processing LLP, накрутившую 150 миллионов долларов на цене буровой платформы, учредили две офшорные компании: Ireland & Overseas Acquisitions Limited и Milltown Corporate Services Limited (Белиз). Вообще, эти фирмы создали тысячи компаний, которыми пользуются злоумышленники по всему миру: от мексиканских наркокартелей до азиатских «триад».
    Но в случае с Украиной виден почерк одного заказчика. Ireland & Overseas Acquisitions Limited и Milltown Corporate Services Limited также выступили владельцами другой британской компании, Bincroft LLP, которая стала учредителем украинского ООО «Газэнерголизинг».
    «Газэнерголизинг» знаменит тем, что получил от государства около трех миллиардов гривен на тендерах как раз в угольной отрасли. Это теперь истинные владельцы фирмы спрятаны за скандальными офшорами, а до тендерных разоблачений учредителем «Газэнерголизинга» была вполне приличная компания Oledo Associated S.A. (Британские Виргинские острова).
    Игорь Филипенко — серый кардинал украинских тендеров. После сына президента, конечно
    Как следует из официальной информации Американской комиссии по ценным бумагам и биржам, Oledo Associated S.A. принадлежит донецкому бизнесмену Игорю Филипенко. СМИ называют его партнером и менеджером народного депутата Украины от правящей партии — Юрия Иванющенко. Последний больше известен как «Юра Енакиевский» и, по неофициальной информации, выступал бизнес-наставником Александра Януковича.
    За время президентства Януковича Иванющенко и Филипенко стали серыми кардиналами украинских государственных закупок. Медицина, углепром, сельское хозяйство, железные дороги — одни только фирмы, связанные с Филипенко, как бульдозер, подгребли десятки тендеров в разных отраслях на сумму не менее 15 миллиардов гривен (62,8 миллиарда рублей).
    Беспардонность распиливания бюджета можно проиллюстрировать следующим примером. В тендере на поставку горно-шахтного оборудования для госпредприятия «Торезантрацит» участвовало две фирмы: уже названная «Газэнерголизинг» и связанная с ней «Укррослизинг». Скандальность закупки не только в фиктивности соперничества. Официальным представителем фирмы «Укррослизинг» в торгах на сумму в 65 миллионов гривен (272 миллиона рублей) был не директор и не его заместитель, а… водитель — А. Марченко.

    В тендере на 65 миллионов уполномочен участвовать водитель
    Засветившиеся в скандале с буровой вышкой офшоры всплыли и в другой компании, связанной с Филипенко. Долгое время именно они были владельцами британской Darton Management LLP — учредителя зернотрейдера ООО «Хлеб ИнвестСтрой». Эта фирма-посредник была выведена на зерновой рынок аграрным министром Украины и по совместительству давним другом Виктора Януковича — Николаем Присяжнюком (вместе работали в 80-х в городе Енакиево на одном угольном предприятии). «Хлеб ИнвестСтрой», по решению властей, монополизировал всю торговлю украинской пшеницей и получил почти 5 миллиардов гривен (без малого 21 миллиард рублей) из бюджета на закупку зерна в государственный Аграрный фонд. Сомнительный зернотрейдер возглавлялся Игорем Филипенко лично. А британский учредитель этой украинской компании — Darton Management LLP — имел двух уже упомянутых белизских владельцев: Ireland & Overseas Acquisitions Limited и Milltown Corporate Services Limited.
    1. 2.
    Но после отыгранной аферы на зерновом рынке оба эти скандальных офшора были отправлены на свалку. Их заменили еще более темные сейшельские компании — Intrahold A.G. и Monohold A.G.

    Первым делом, первым делом — вертолеты

    Примечательно, что две старые и две новые офшорные фирмы засветились и в другой структуре, близкой к Януковичу. Это — британская Fineroad Business LLP. Как установила «Украинская правда», именно этой компании принадлежит один из VIP-объектов в самом центре Киева — так называемая «вертолетная площадка Януковича». Если так можно назвать многоэтажный бизнес-центр с местом для посадки вертолетов на крыше.

    Сверху — вертолетная площадка Януковича. Снизу — бизнес-центр
    Земельный участок в центре города выдавался Киевсоветом именно под нужды президента Украины — дабы гарант Конституции пересел из автомобиля на вертолет и не заставлял тысячи киевлян стоять в пробках. Но, поговаривают, Янукович панически боится покушения и особенно — быть сбитым в воздухе. Поэтому вместо полетов на работу президент по-прежнему продолжает ездить по городу огромным кортежем. А построенный бизнес-центр с вертолетной площадкой отошел под контроль «семейных фирм» и оказался связан со скандальными офшорами, замешанными в многомилионной коррупции.
    Так, владельцем комплекса является украинское ООО «Амадеус Ко», которое, в свою очередь, имеет британского учредителя — Fineroad Business LLP. Эта британская фирма вначале была основана уже знакомыми нам белизскими владельцами: Ireland & Overseas Acquisitions Limited и Milltown Corporate Services Limited. Однако после того, как эти конторы привлекли внимание журналистов, их поменяли на сейшельские Intrahold A.G. и Monohold A.G — точь-в-точь, как в скандальном «Хлеб Инвест Буде»: все офшорные компании-участники и схема полностью совпадают.

    Шел Сережа по шоссе. И купил шоссе…

    Янукович-старший по-прежнему не доверяет олигархам и крайне нуждается в новых людях для контроля над многочисленными финансовыми потоками. Где взять столько преданных и расторопных? «Найди того, кто умен, голоден и не имеет чувств. Нужен друг? Купи собаку!» — поучал Майкл Дуглас в роли финансиста Гордона Гекко в голливудском фильме «Уолл-Стрит».
    И он появился. Как черт из табакерки. Человек без прошлого, без имени, без статуса. Сергей Курченко, мелкий харьковский менеджер, внезапно стал одним из крупных игроков энергетического рынка Украины. Его группа «ГазУкраина 2009» — пестрый конгломерат юридических лиц, пасущихся в наиболее вкусных областях энергетики, только за первый год работы получила из бюджета около двух миллиардов гривен. Слухи о том, что за спиной Курченко стоят члены Семьи Януковича, находят все больше подтверждений.
    Народный депутат Украины Юрий Сиротюк в своем официальном запросе на имя генерального прокурора сообщал, что структуры Курченко занимаются контрабандой нефтепродуктов, используя схему «оборванного транзита». Это когда топливо въезжает в страну для перевозки в другое государство (в этом случае налоги с него платить не нужно), но по пути к границе его разливают на мелкие партии и продают на заправках внутри Украины. По подсчетам депутата, бюджет потерял таким образом налоговых поступлений на 1,5 миллиарда гривен (6,3 миллиарда рублей).
    Также компании Курченко практически монополизировали рынок сжиженного газа. На специальных аукционах они покупали топливо по социальным ценам как баллонный газ для населения (2 тысячи гривен за тонну — чуть более 8 тысяч рублей). А продавали по 11 тысяч гривен за тонну (46 тысяч рублей) как топливо для заправки автомобилей, скупив, таким образом, 80% всех объемов сжиженного газа в стране. Первый вице-премьер Арбузов и министр доходов и сборов Клименко, считающиеся особо приближенными к президентскому сыну, могли быть не просто в курсе схем Курченко, но и активно способствовать им.
    Журналисты «Forbes-Украина» первыми начали поднимать тревогу. Их расследование о деятельности Курченко впечатлило многих, кто изучал украинскую коррупцию. И Курченко со своими покровителями решили деньгами гасить очаги независимой журналистики. Украинский Медиа Холдинг, куда входил «Forbes-Украина», был куплен структурами Курченко официально за 365 миллионов долларов. Впрочем, источники утверждают, что реальная сумма сделки могла быть намного меньше — после теплого общения представителей налоговой службы с бывшим владельцем холдинга.
    Денежная масса распирает стенки холдинга Курченко изнутри. Теперь его конгломерат переименован в «ВЕТЭК» (Восточно-Европейская топливно-энергетическая компания). Одесский нефтеперерабатывающий завод, харьковский футбольный клуб «Металлист», Брокбизнесбанк — структуры Курченко скупают все, что представляет хоть какой-то интерес.

    Сергей Курченко купил харьковский футбольный клуб «Металлист»
    Первый вице-премьер Арбузов на вопрос о том, как Курченко умудряется в условиях кризиса демонстрировать фантастические прибыли, делает удивленное лицо: «Лучше у него, наверное, спросить. Может, у него есть какой-то секрет? Может, он вундеркинд и работает круглосуточно? Не могу ответить», — сказал Арбузов.

    «Поймите нас. Задолбало!» — большой транспарант с таким текстом висит на одной из центральных баррикад киевского Майдана. Протестующие говорят, что его изготовили и повесили киевские бизнесмены. Они и без журналистских расследований могут делать свои выводы. Вымогательство, рейдерство, произвол чиновников и правоохранителей — это все предпринимательский быт в Украине для тех, кто не входит в президентскую Семью и не обслуживает ее интересы. Впрочем, Виктор Янукович, наверное, так и не сможет понять, что люди выходят против него не потому, что им платят. А потому что у них воруют.

    Автор: «Новая газета»
    Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/inquests/62058.html


    [свернуть]

  4. #2494
    Вячеслав
    Участник
    Цитата Сообщение от Oilman Посмотреть сообщение
    Прочел коммент в одноклассниках...
    Слова парня из Беркута ( репост )
    Этот текст появился в сети 20 декабря 2013 г и мгновенно распространился по социальным сетям,никто не нашел ни одного подтверждения этим словам,обычные сетевые технологии,набираем в любом поисковике "исповедь беркутовца".Ни одно нормальное СМИ не использовало этот текст,даже Киселев и Мамонтов не обратили внимания...

    Есть нормальные интервью :

    http://lenta.ru/articles/2014/01/28/meninuniform/

    14:34, 28 января 2014
    «Мы тоже люди, это наша работа»

    Интервью с раненными в столкновениях в Киеве силовиками

    скрытый текст

    Украинский спецназ готов раздавить «Евромайдан», если такой приказ будет отдан, чего опасались еще утром во вторник, до начала заседания Верховной рады. Бойцы спецподразделения «Беркут» не видят в протестующих людей, считают «майданутых» наймитами, бездельниками и бомжами, рассказал «Ленте.ру» раненый боец спецназа, с которым удалось пообщаться в одном из госпиталей Киева. В отличие от спецназовцев, в рядах солдат внутренних войск, выставленных в качестве заслона между «беркутовцами» и протестующими, наблюдается брожение. Их активно пытаются уговорить перейти на сторону народа, и хотя пока до братаний дело не дошло, как минимум один солдат-срочник ― собеседник «Ленты.ру», также встреченный в госпитале, ― точно не будет стрелять на поражение и готов перейти на сторону оппозиции.

    Протестующие, заполонившие улицы Киева, бойцов украинского МВД из спецподразделения «Беркут» ненавидят по-настоящему ― слишком уж те жестоки в схватках с активистами. К солдатам внутренних войск МВД, которые выставлены в живой заслон между «Беркутом» и майдановцами, последние, наоборот, относятся с бóльшим пониманием. Их активно, но безрезультатно пытаются уговорить перейти на сторону народа. Корреспондент «Ленты.ру» побеседовал с двумя ранеными правоохранителями ― «беркутовцем» и вэвэшником, и оба они говорят, что, применяя силу, выполняли приказ начальства, а вот отношение к происходящему в Киеве у них разное.
    Солдат внутренних войск Семен (имя изменено) признался «Ленте.ру», что, если противостояние между властью и оппозицией будет развиваться по силовому сценарию, он готов перейти на сторону народа, отказавшись стрелять по людям, ведь в толпе будут его друзья и бывшие коллеги. Боец «Беркута» Роман, который также попросил не сообщать его фамилию, напротив, готов убивать протестующих, поскольку уверен: «нормальных» людей на Майдане нет ― только пьяные и бомжи.
    Ни Роман, ни Семен не симпатизируют оппозиции, считая ее лидеров слабаками, но к президенту Виктору Януковичу они относятся по-разному. Если в «Беркуте» все идейно поддерживают правительство, то во внутренних войсках солдаты мечтают поскорее уйти на дембель живыми.
    О разгоне митингующих размышляет и активист майдана Михайло Гаврилюк, получивший известность после выхода скандального , запечатлевшего, как над ним, голым и избитым, издеваются «беркутовцы».
    «Есть моменты, когда [сотрудники "Беркута"] втроем просто убивают человека»

    Роман, боец спецподразделения «Беркут», проживает в Сумах, травма ― ушиб голеностопа левой ноги.
    «Лента.ру»: Как вы получили ранение?
    Роман: 22 января утром мы стояли в монолите [на улице Грушевского], держали оборону за щитами, когда началась с их [протестующих] стороны атака, прилетел камень, ударил меня по ноге так, что я не мог ходить. Приказа штурмовать, кого-то бить [тогда] не поступало, мы просто стояли, никого не трогали. Как только я приехал, 20 января, я горел [после попадания «коктейля Молотова»], но вовремя потушили, подбежали пожарные.
    Вы вообще считаете жесткие действия ваших коллег из «Беркута» оправданными?
    А это нормально, когда милиционер горит? Или вот застрелили милиционера (позже стало известно, что убийство никак не связано с Майданом ― прим. «Ленты.ру»), а еще двоих забрали к себе и удерживали (подтверждений этому также нет ― прим. «Ленты.ру»). Это мирные демонстранты? Вот в 2004 году [во время «оранжевой революции»] люди вышли с флагами, и там тоже стояли парни монолитом, но к ним пришли общаться с цветочками, а не с «коктейлями Молотова». Мы же тоже люди, просто это наша работа. Добиваться всего надо мирным путем, своим умом, а не силой.
    То, что сотрудники «Беркута» догоняли, избивали людей, я не поддерживаю, но когда их жизни угрожает опасность, я считаю, что это [нормально].


    Задержание демонстрантов в ходе столкновений на улице Грушевского
    Фото: Александр Ратушняк / AP




    Складывается впечатление, что сотрудники «Беркута» озлоблены нападениями на улице Грушевского, поэтому ведут себя неадекватно и не сдерживаются.
    А вы читали, что [националистическая партия] «Свобода» предлагает браться за нож и идти резать сотрудников «Беркута», их матерей, детей? Это нормально? Я не за себя боюсь, а за свою семью.
    Говорят, что в «Украинском доме» нашли патроны. Понятно ведь, что патроны не милиция оставила, мы всегда все забираем с собой, а это было сделано специально. Большинство каналов показывает только одну сторону — то, что «Беркут» такие плохие, пару человек избили. А сколько они избили?
    Но среди сотрудников «Беркута» никто не погиб, а люди погибли.
    Согласно закону «О милиции», в таких опасных ситуациях сотрудник милиции имеет право применять огнестрельное оружие. Мы только резиновые пули применяли, а травматическое оружие никак не убьет человека, даже если стрелять в упор. Они тоже стреляли из травмата, но у них уже оружие посолиднее, с железными шариками.
    Говорят, что мы применяем боевые патроны, но у сотрудников нет боевого оружия. Может, с той стороны стреляли, а попали в своего. Там же неразбериха полнейшая, там нет конкретной задачи, там все непонятно.
    Прощание в Киеве с погибшими активистами «Евромайдана»
    Протестующие утверждают, что вы к гранатам со слезоточивым газом привязываете гайки и болты.
    Да нет, мы кидаем гранаты с газом, а с их стороны как раз гранаты заряжаются болтами. Со мной лежал один парень, у которого под ногами взорвалась самодельная граната, и у него ноги были полностью разорваны. Берется и делается мощная петарда и туда вкручиваются шурупы. А сами они жалуются, потому что страдают от своих же гранат, которые летят [беспорядочно] во все стороны.
    Зачем вы избили женщин и детей на студенческом Майдане 30 ноября (после этого протесты из-за отказа президента Виктора Януковича подписать соглашение об ассоциации с Евросоюзом, к тому времени уже затухавшие, разгорелись с новой силой ― прим. «Ленты.ру»)?
    И в 27 лет, и в 47 лет можно быть студентом. Детей избили? Но я тоже чей-то ребенок, дети могут быть разными. Почему дети там на Майдане деньги зарабатывают? Я могу сказать, что те, кто выступает против «Беркута», за сутки получают триста долларов.
    А эту информацию о проплаченных активистах вы из интернета получаете или от командиров?
    Нет, мы сами в интернете читаем. Начальство нам ничего не говорит, потому что ничего не знает. Мы работаем по приказу, нам скажут ― мы делаем. Не скажут ― мы ничего делать не будем.
    Бывают преступные приказы. Вы готовы их выполнять?
    Преступные ― конечно, нет.
    Стрелять на поражение в людей, например?
    Смотря в кого. А если уже пять человек заживо сгорели, я имею право применять оружие? А если меня ранили, и я знаю, что если я не буду стрелять, меня убьют? Так же у нас парня избили, шилом потыкали, в ноге раны длиной семь сантиметров. Хорошо, что его спас бронежилет, в котором в области печени и почек были дыры.
    Я больше чем уверен, что почти все протестующие не работают. Мои отец и мать вот работают и не могут поехать сюда. Почему [они] работают и не едут за деньги бить милиционеров? Вот они [протестующие] рвутся в Европу, а скажите, вы видели, как в Европе разгоняют митингующих с камнями и «коктейлями Молотова»? Там у милиционера с митингующим нет контакта, там если пальцем тронули, то полиция может застрелить любого.
    Сотрудник пресс-службы киевской милиции, присутствующий на интервью, добавляет, что по инструкции милиция имеет право стрелять, если к строю подходят ближе, чем на пять метров. «Но им оружие не выдавали, чтобы этого не произошло», ― добавляет он.
    Вы активно кидаете в ответ камни и бутылки с зажигательной смесью, вам это разрешено или это ваша инициатива?
    Лично я не успел ничего кинуть. Но, допустим, прилетел «коктейль Молотова» к ногам и не разбился. И что, стоять и ждать, пока бутылка лопнет? Ждать, пока мы с товарищем пыхнем? Лучше ногой или рукой откинуть. Просто камера застает милиционера, когда он откидывает коктейль в сторону, вот и все.
    Все говорят, что с вашей стороны работают снайперы.
    У «Беркута» есть снайперы, но у них на человека уходит десять секунд. За минуту шесть человек убить можно. Они говорят, что снайпер лежит всю ночь ― а за это время знаете, сколько можно было убить? Снайперских патронов не нашли, только охотничью пулю калибром 12 миллиметров.
    У вас же тоже ружья 12-го калибра.
    У нас ружье рассчитано на полет пули максимум на 50-60 метров, а если вставить охотничий патрон, то ствол раздует и разорвет. Оно предназначено только для резиновых пуль, там же видны специальные дырочки.


    Боец «Беркута» с заряженным резиновыми пулями ружьем
    Фото: Ефрем Лукацкий / AP




    У многих протестующих выбило глаза вашими пулями.
    Может, это рогаткой выбило. Они же бегают как попало, у них нет строя. Один побежал вперед, а другой за ним с рогаткой идет, первый разворачивается и бежит обратно ― и тут ему прилетает камешек. И потом, что они вообще хотят? Захватывают областные администрации. Но вы слышите сейчас, чтобы они говорили, что в Европу хотят? Нет. Наш президент дал возможность им в правительство пойти, а они почему не пошли? Три лидера, которые собрали Майдан, уже сами ничего не могут сделать. Я думаю, скоро начнутся грабежи магазинов.
    Мирные демонстранты захватили отель, в котором живут иностранные журналисты (на самом деле партия «Свобода» взяла расположенную рядом с площадью Независимости гостиницу «Украина» под свою охрану ― прим. «Ленты.ру»). Знаете почему? Вот «5 канал» (принадлежит миллиардеру и оппозиционеру Петру Порошенко ― прим. «Ленты.ру») очень обидно смотреть, там такое про нас рассказывают, что если бы я ему верил, я бы уволился. Другие каналы показывают правду.
    Правда, что вы прицельно стреляете по журналистам?
    Нет, я не видел. Вот журналист «5 канала» жаловался, что у него разбилась камера, но даже ваши очки не разобьются, если в них попасть! Просто они дырочку шилом в камере сделали и засунули туда шарик.
    Моего коллегу сильно избили «беркутовцы». Зачем?
    Журналисты бывают разные. Кто-то в ярком жилете с надписью «пресса» бегает. А есть журналисты в очках, маске и шлеме. Откуда я знаю, кто это. Может, это революционер мне под автобус гранату хочет кинуть.
    Cотрудник пресс-службы МВД Украины добавляет, что иногда на улице Грушевского идут в атаку втроем: спереди человек с камерой, а за его спиной ― двое с «коктейлями Молотова». «А вашего журналиста избили, потому что он ездил в машинах, которые следили за “Беркутом”, и все, кто был в машинах, естественно, попали под раздачу», ― описывает произошедшее милиционер.
    Зачем избивать лежащих людей ногами? Разве это не превышение полномочий?
    Многие не хотят идти в автобус и падают на землю. А как поднять человека? Кнутом или тянуть его за ноги. Когда мы тянем, он получает дополнительные ссадины. Или приходится применять силу, чтобы он встал и пошел. При разгоне студенческого Майдана мы три или четыре раза сказали им уйти. Животное, наверное, поймет быстрее. Говорят, что мы побили студентов, но я вот видел, как «беркутовцу» засунули горящее полено под забрало и начали поднимать. Я видел, что у этого сотрудника нет [больше] кожи на лице.


    В госпитале, где проходят лечение раненые бойцы спецназа и Внутренних войск МВД Украины
    Фото: Петр Шеломовский / «Лента.ру»




    То есть милиция излишнее насилие не применяет?
    Я думаю, нет. Есть определенные моменты, когда [сотрудники «Беркута»] втроем просто убивают человека. Но вы тоже поймите, нас же постоянно били, палили, оскорбляли, плевали в лицо. Человек в строю падает и горит, а они улыбаются. Я никому не желаю зла, но хочу, чтобы их же дети пошли служить в армию и с ними такое произошло. Хочу посмотреть, как бы они реагировали и кого бы они поддержали. Понятно, что сына.
    В случае приказа зачистить Майдан как быстро вы сможете это сделать? Или вас отбросят?
    В течение 20, максимум 40 минут Киев будет чист, если дадут приказ. Ничего они сделать не смогут, у них нет собранности, стратегии. Они как быдло просто ― бросают и кричат. Поначалу, пока дойдем до баррикад и перелезем через них, пострадает очень много милиции, но когда перелезем ― Киев будет чист.
    Покрышки, которые жгут протестующие, сильно вам мешают?
    Да ничего не видно и дышать невозможно, маски не спасают. Вообще, посмотрите, во что Киев превратили. Если вы такие патриоты, то хотя бы флаги почистили бы. Когда милиционер просто снял флаг с машины, то кричали, что он фашист. А кто же тут фашист? Всем известно, что [протестующие] приехали с запада Украины. Памятник Ленину завалили вот. Почему в западных областях нацистов встретили хлебом и солью ― какие же они патриоты? Настоящий патриот должен за свою страну жизнь отдавать, а какой же патриот свою же страну рушит и захватывает здание?
    Хорошо, если мы уйдем, они захватят кабинет министров, что они будут делать дальше? Будут там мусорить, спать и развалят всю страну. Я ходил в штатском на Майдан из любопытства, видел там только пьяных и горы мусора. Хорошо, что зима, а если бы было лето, там бы чума, наверное, началась. Я считаю, что там нормальных людей нет. В основном там бомжи, а нормальные мирные люди приходят туда на полчасика, сфотографироваться.
    Вы вообще поддерживаете президента Януковича?
    Да, конечно, я поддерживаю правительство, я работаю на него. Но и если бы не работал, то я бы этих [оппозиционеров] не поддержал. [Виталия] Кличко я уважал как боксера, но настоящий спортсмен должен оставаться в своем деле и не лезть в политику. Сколько лет он тонны принимал в голову. Посмотрите, как он разговаривает.
    Ваши коллеги с вами согласны? У вас, как я понимаю, единение. Я видел, как «Беркут» скандирует протестующим «Майданутые ― на нары!»
    Мы понимаем, что это тоже люди, но к ним уважения мало. Назвать их порядочными людьми тяжело. У нас единение, да. Это даже не дружба ― я буду рисковать за него, а он за меня. Говорят, что «Беркут» плохой, но почему не говорят, что «Беркут» хороший, когда мы, например, задержали трех бывших зеков, насиловавших девочку (эта история не связана с Майданом ― прим. «Ленты.ру»)? Мама потом прибегала и чуть ли не ноги нам целовала. А даже если мы ударили кого-то палкой, то не умирают от этого!
    Вы не боитесь того, что с вами сделают, если революция все же произойдет?
    Если они видят что-то незаконное, то пусть сажают. Нас никто не тронет, ведь если «Беркута» не будет, то новые власти потом будет скидывать та же самая толпа. Она же неуправляема. «Беркут» [потенциальные новые власти] побоятся разгонять. Я надеюсь, что все будет мирно и нормально.
    Вы недовольны тем, что до сих пор нет приказа разгонять Майдан?
    Киев ― красивый город, а мне лично сейчас не хотелось бы по нему гулять. Да, я хочу, чтобы зачистили это все и был порядок.
    «Даю триста-пятьсот процентов, что из наших стрелять никто не будет»

    Семен, военнослужащий ВВ, проживает в Одессе, травма ― сотрясение мозга и отравление продуктами горения.


    Раненый солдат Внутренних войск в госпитале
    Фото: Петр Шеломовский / «Лента.ру»




    «Лента.ру»: Что с вами случилось?
    Семен: Я в Киеве стою в оцеплении практически с самого начала [протестов]. На Банковой 1 декабря (тогда несколько сот демонстрантов пытались прорваться к зданию администрации президента ― прим. «Ленты.ру») был в первых рядах, 19-го января утром (в этот день начались жесткие столкновения на улице Грушевского ― прим. «Ленты.ру») нас привезли к Верховной Раде, потом спустили ближе к стадиону «Динамо» и поставили в оцепление. Наша задача была не пустить людей к Верховной Раде. В четыре часа [радикалы] начали кидаться возгорательными смесями. Товарищи рядом горели, сам горел, в принципе. По голове камнями кидали.
    Сотрясение средней степени и отравление угарным газом. Не знаю, что они там кинули, но еще два дня назад кожа с лица отшелушивалась и перхоть слазила большими кусками.
    А это не ваш газ?
    Нет, точно не наш, потому что меня еще и вырубило, я сознание потерял. Товарищи сказали, что каска была проломлена, а лицо было полностью мокрое то ли от ацетона, то ли от бензина. В полтретьего ночи меня увезли на «скорой», я около полутора суток был без сознания.
    Как вы относитесь к тому, что стоите как живой заслон между «Беркутом» и протестующими?
    У нас приказ, я служу, я должен выполнять его, иначе могут посадить. Говорят, что «Беркут» во всем виноват, а страдаем мы, солдаты срочной службы. Многие товарищи задают вопрос, почему именно мы виноваты?
    Вот я стою впереди, и на меня толкают автобусы. Вот идет команда надеть противогазы, мы стоим в пять шеренг, задние услышали, а передние ― нет. И перед вами кидают дымовые шашки, газ и возгорательные смеси.
    То есть без команды даже противогаз надеть нельзя?
    Без команды вообще ничего сделать нельзя. У нас задача ― находиться на месте и защищать кордон. Нельзя было, чтобы люди прошли мимо нас к Верховной Раде. Любой ценой.
    Когда начали кидать камни, к нам толпа подбежала, человек десять, и начала просто избивать нас. Подходил Виталий Кличко, но даже он не мог их остановить, в него тоже что-то кинули. За что они нас бьют, я не мог понять, мы никакой опасности без команды не представляем.
    Вы ждете приказа атаковать?
    Мы все стояли в бронежилете, с резиновой палкой и щитом. Мы ― это забор, а ответные действия должны были предпринимать «Барс», «Ягуар», «Беркут» (спецподразделения МВД Украины «Барс» и «Ягуар» также выполняют задачи по подавлению массовых беспорядков, но менее известны ― прим. «Ленты.ру»). К нам приходили из прокуратуры, опрашивали нас, я опознал многих людей, которые тогда стояли передо мною и дергали за щиты. Опознал, кого видел, пожалуйста, если запомнил, почему нет. А так, без команды, мы ничего плохого не делаем.
    Вам не обидно, что ненавидят «Беркут», а достается вам?
    Обидно, конечно. Мы вообще служим в ППС, и официально мы там не должны находиться, там должен быть «Барс» и «Ягуар». Нас туда ставят просто потому, что мы в Киеве.
    Протестующие предлагают вам переходить на их сторону. Говорят, что вы давали присягу не президенту, а украинскому народу. Как вы к этому относитесь?
    Конечно, я давал присягу на верность украинскому народу, а сейчас, в принципе, непонятно, кому и что я давал. Это самое обидное, но от приказа никуда не уйдешь. В присяге не был указан президент или мои командиры, там был народ. Если начальство даст команду, я пойду [разгонять]. Но если все будет длиться долго, то я просто брошу все и перейду к народу. Я не выдержу просто, я и так терплю два месяца. Мне 20 лет, я хочу семью, детей, а сейчас у меня не получается это все сделать. Мне осталось три месяца дослужить, у меня есть работа, родители, девушка, которая меня любит.
    А есть для вас точка невозврата? Когда погибли люди, многие думали, что вы можете дрогнуть.
    Я уже думал, что это все закончится. Мне не хочется, чтобы люди погибали. Мы все одинаковые люди. Пускай уже поменяются президент и все командование. Но вопрос, если поставят того, кто ничего не знает, к чему все приведет, не будет ли хуже? Если эти [оппозиционные] депутаты не могут даже своих [радикальных националистов] остановить, то что они сделают при власти?


    Медики транспортируют раненого демонстранта
    Фото: Евгений Фельдман / AP




    Стрелять будете?
    Я лично откажусь, я не буду стрелять. Даю триста-пятьсот процентов, что из наших стрелять никто не будет, потому что там стоят наши друзья и товарищи.
    Когда ты стоишь со щитом в оцеплении, то видишь своих товарищей, которые приезжают на Майдан. Если дадут команду выдвигаться и идти против людей, то как же я своего друга ударю? Такого не может быть, я ведь с ним учился. Мы все тут видели товарищей, сестер двоюродных, родных братьев. Некоторые даже говорили, что не поедут на Майдан, в наряды специально заступали, чтобы только не ехать, так как знали, что их родители на Майдане. Не так страшно выйти и стоять в строю, а самое страшное — идти против своих товарищей, ведь команда [атаковать] может поступить в любой день.
    То есть вы понимаете, что на Майдане стоит народ, а не провокаторы?
    Я понимаю это прекрасно, есть человек 20-30 провокаторов, а остальные — простые люди, такие же, как и мы. Они видят, что шайка баранов делают это [идут в атаку на милицию], почему не постоять и не посмотреть, как все происходит. Нас обвиняют во всем, но пусть они посчитают, сколько моих товарищей лежат в больницах. Одному оставалось 2 дня до дембеля, а ему сломали ногу и выбили челюсть, и к родителям его «скорая помощь» привезла. Товарища рядом со мной его же бронежилетом начали бить по морде. За что? Ему 18 лет, ему сказали стоять, и он практически не понимает почему.
    А вы спрашиваете командиров?
    Да, но что нам командир ответит? Офицеры говорят: мы такие же, как и вы, и нам также поступают команды сверху. Мы стояли 19 января между собой и разговаривали о том, когда это закончится. Но никто этого не знал, а нам все говорили: «Ждите, ждите, все будет нормально», но нормально не получилось. Никто ничего не говорит и не знает.
    Родители мне утром звонили, а я говорю, что все хорошо. Если честно, мне хочется поскорее приехать домой. У меня мать, бабушка, отец, они ждут меня. Если есть команда, я ее выполняю, но я не хочу пострадать, потому что у меня есть цель: не пострадать, ради семьи. Если б можно было, я бы уехал домой, я б не находился на Майдане, мне это неинтересно.
    Как вы относитесь к нынешней власти, к оппозиции?
    Меня практически все устраивает. Что людям дают, то и дают, лучше от [смены власти] не станет. Чего они добиваются? Ну уберут они Януковича, а кого поставить? Хуже всегда найдется, а лучше кто-то есть?
    Мать говорит, что и в Одессе начинается Майдан. Ладно здесь — правительство хотят убрать, но для чего это делать в других городах? Снимут с мэрии кого-то, что это изменит?
    Мое мнение такое. Сколько это ни длится, Януковичу безразлично, что с нами будет. Если он сейчас ничего не сделал для солдат, то в дальнейшем — тем более. Он просто боится. Я жду адекватной команды: или уйти отсюда, или разогнать людей, не бить, а просто разогнать. Или вообще пускай реально сам уйдет. Зачем мучить людей — меня, моих родителей, вас? Я их тоже прекрасно понимаю, они месяц стоят, болеют, умирают люди. Мне жалко как их, так и моих товарищей. Я не такой бесчувственный. Пускай дают уже адекватную команду. Я никому не хочу принести вреда.
    А вы с «Беркутом» общаетесь? У них, по-моему, другое отношение к протестующим.
    У сотрудника «Беркута» не служба, а работа. Если он ничего не умеет делать, а только причинять боль человеку и стрелять, то куда ему идти. Он остается здесь и работает.
    Когда фейерверки прилетают, это больно?
    Когда прилетает в тебя, это неприятно. Страшно потерять товарища. Если думают, что нам не страшно, то я скажу: нам очень страшно. Я такой же человек, как и они, и я боюсь. Если я иду в наряде ППС по району, то я тоже боюсь, потому что никто не любит милицию. Когда на тебя кидаются с бревном и говорят «умри, сука», то товарищи мои, восемнадцатилетние, в шоке.
    Что ощущали, когда стояли на Банковой улице, вас били радикальные протестующие, а вы держали строй, никак не отвечая?
    Самое страшное было, когда бульдозер на нас ехал. На Банковой раненых было 200 человек, некоторые попали в реанимацию, но это скрывают. Многих родители потом с боем забирали в частные клиники лечить. В госпиталь приехали генералы, родители наши стоят, спрашивают, как же так получилось, почему наши дети страдают, а они ничего не могут родителям сказать.
    «Мужики еще плод не оставили, а их стерли с земли в мирное время»

    Михайло Гаврилюк, активист «Евромайдана», проживает в Черновицкой области; бойцы «Беркута» задержали его на улице Грушевского, избивали, раздели до гола и , в том числе прыгая у него на голове
    «Лента.ру»: Как ваше состояние сейчас?
    Мое состояние отличное, самое лучшее, которое может быть. Потому, что я нахожусь среди казаков (Гаврилюк после освобождения из отделения милиции в тот же день вернулся на майдан и живет на одной из баррикад ― прим. «Ленты.ру»), от которых исходит сияние и здравый дух. Он в меня вселился и потихоньку поднимает мой дух и мое здоровье.
    Расскажите, что с вами случилось.
    Я попал в плен на улице Грушевского. Когда я отступал, то поднимал по дороге раненых, последний был тяжелораненый, потому что его оглушила бомба, он на пару минут потерял сознание. Я его тянул по снегу, потом он очнулся, и я указал ему дорогу, куда бежать. Я-то медленно отступаю, а раненые, оказалось, быстро бегают (смеется). За спиной у меня находились «титушки», как я их называю, тушканчики, это такие уроды. Они меня завалили. Подбежал «Беркут» и начал свое грязное дело. Свое дело они знают хорошенько, они начали месить, топтать ногами прямо на месте ― свою херню нездоровую. Потом меня подняли и потащили в свое логово, сопровождая это ударами.
    Там они меня дальше били, потом какому-то дураку пришло в голову с меня сорвать одежду. Начали они с меня срывать одежду, били, прыгали на моей голове на снегу. Им этого мало было, фотографировались они, пока кто-то стоял ногой у меня на голове. Потом они придумали отрезать у меня чуб, подняли меня, эмбриончика, с земли, разорвали мне руки, и один начал ножом чуб отрезать.
    Ну, хорошо не член.
    Еще бы они отрезали член! Конечно хорошо, слава богу, потому что такие, как я, казаки должны размножаться, и их должно быть много-много. Член ― это главная радость у мужика! (смеется) Во-от.
    Отрезав чуб, они еще немного меня побили и отправили в автозак. Там мне дал такой же самый, как я [задержанный], но одетый, свою фуфаечку и ватные штаны. Из участка меня отправили в больницу, поскольку от меня мало было толку из-за полученных ударов. В палате я полежал в ванне, три-четыре часика подремал, открыл глаза, которые ранее у меня были заплывшие, увидел дверь, куда надо идти, и, взяв чьи-то ненужные берцы и курточку, решил ехать на майдан.
    Не было мысли поехать домой?
    А дома мне что, победу кто-то поставит на карман? Или я буду сидеть и от того что-то будет мне? Не годится так. Здесь мои братья-казаки находятся, а я дома буду валяться? Не годится так казаку. Домой поехать меня мысль даже не посещала.
    Как вы оцените действия «Беркута»?
    Я считаю их ненормальными и неадекватными. Когда мы «Беркут» брали в плен, мы не раздевали их, а напаивали, кормили и отправляли обратно (это явное преувеличение, потому что даже с «титушками», которых иногда ловят и доставляют на майдан, обращаются куда хуже, в том числе сильно бьют ― прим. «Ленты.ру»). Мы поступаем так с пленными, а так как они ― дело не пойдет.
    Теперь будете жестче обращаться с ними?
    Это ничего не даст. Им должно быть не по себе и так. Одно могу сказать: придет судный час, и они, грешники, ответят за свои деяния.
    Вы в целом считаете, это правильно ― кидать камни в милицию?
    А правильно милиции стрелять в мирных граждан, закидывать их гранатами? Сделали уже семь покойников на данный момент! Есть триста-четыреста инвалидов, за три тысячи раненых! Это нормально с ихней стороны? (злится и начинает кричать) Вы что мне такие вопросы задаете? Вы не понимаете что ли? Мужики, которые полегли, они еще плод не оставили, а их стерли с земли в мирное время! Это нормально? Они что, камни не кидают?
    Это взаимный процесс же.
    Какой взаимный процесс? Этой херней «титушки» занимаются ихние, они их нанимают, чтобы они спровоцировали «Беркут» идти и бить нормальных простых граждан, это сто процентов (на самом деле ответственность за столкновения с милицией взяли на себя радикальные националисты из «Правого сектора», одного из объединений, составляющих костяк майдана ― прим. «Ленты.ру»). Я знаю, кто там кидает камни. Это «титушки»! Им платят денежки, и они это все делают.
    Какой вы видите выход из этой ситуации?
    Победа будет за нами! Президент добровольно уйдет со своего поста, и все остальные с ним. В душе Янукович уже думает, куда ему лучше переехать.
    Вы сможете сопротивляться милиции, если начнется зачистка?
    Знаете, сколько нас тут? Щелкни пальчиками, и сюда сбегутся тысячи за пару минут. Это не Россия и Беларусь, народу здесь будет у-у-у-у. Они один раз уже пробовали, но тогда мы еще мирно им отвечали.
    В этот раз не мирно будете отвечать?
    (Хитро) А это вы увидите, как будет.

    Беседовал Илья Азар (Киев)



    [свернуть]

  5. #2495
    Вячеслав
    Участник
    Еще:

    http://slon.ru/world/baronova_na_maydane-1048640.xhtml

    «Вот они хотят Кличко. Кличко – он дебил, он боксер, по голове получал»


    много букв

    – Без каски не пущу!

    – А если пресса?
    – Убьет же!
    – Да не, в меня не попадет.
    – Ну ладно, иди. Но к «Беркуту» не ходи, говорю же: убьют.
    ***
    Конечно, я все равно ходила. Перед этим обязательно заставляли пить чай: «Бери, все равно сейчас застрелят». В Киеве вообще постоянно заставляют пить чай и греют сразу все стороны, даже если задерживают тебя, обнаружив в военизированном правительственном квартале.
    – Проходите ближе к костру. Как вас зовут?
    – Маша.
    – Марийка! Меня тоже Сергей, – это уже диалог с другой стороны баррикад.
    Находящиеся на переднем крае улицы Грушевского служащие «Беркута», демонизированные прессой, отлично идут на контакт. И, несмотря на то что у всех беркутовцев маски и представляться они не могут, понять их позицию совсем не трудно, разговор получается на всю ночь. Во время затишья они ведут тот же образ жизни, что и стоящие в 20 метрах протестующие на баррикадах – греются у своих костров, разговаривают о будущем Украины и шутят всевозможные искрометные шутки о своих противниках.
    В буферной зоне между противоборствующими сторонами стоят священники и читают молитвы. В дыму от горящих шин и в водяном пару медленно плывет тень креста. Когда священники отходят, то понятно, что сейчас начнутся перекидывания «боеприпасами». В момент затишья беркутовцы и вэвэшники периодически выдвигаются вперед для прикрытия пожарных, которые не дают перекинуться огню на жилой дом и парк. Никогда прежде я не испытывала настолько высокого религиозного чувства, как в момент затишья, под звук текущей воды и треск костров с обеих сторон, слушая православное песнопение о спасении всех сторон.
    Пока ходишь, начинаешь пахнуть резиной и дымом один раз и навсегда. Опасность же передвижения между баррикадами во время перемирия крайне условная. Разве что больно проваливаться под тонкий лед. Сапоги после этого замерзают мгновенно, а ноги стираются до крови. Но тоже не очень замечаешь это.
    Фото: REUTERS
    – И кто может здесь из нас привезти охотничье ружье? Говорят, что у нас огнестрельное оружие. Посмотрите, даже кобуры ни у кого нет. – Группа беркутовцев за оцеплением показывает мне у костра свою амуницию в ночь с 23 на 24 января.
    – Нет, ну есть спецсредства резиновые.
    – Нас привезли незащищенней, чем могли привезти. Без пистолетов. А рассказывают, будто мы тут вооружены до ужаса.
    – И то, что они заряжают в ружья, – это свинцовые шарики. А стальной шарик просто разорвет.
    Вокруг под ногами беркутовцев валяется достаточно много подшипников и крупных гаек.
    – Это мы якобы стреляем, познакомьтесь. Из чего только, непонятно. Из какой пищали мы в них этим должны стрелять?
    – Они в нас из спортивных рогаток стреляют. Не такие, как мальчишки делают, а которые продаются. Реально бьют.
    – Но та сторона утверждает, что именно это было в охотничьем ружье и такими шариками убивали.
    – Это не свинец. А там убили свинцом. И такого оружия у нас тоже нет.
    ***
    Вечером в пятницу, 24 января я испытала на себе действие светошумовой гранаты, взорвавшейся где-то поблизости. Приблизительно на 30 секунд отключаются слух и зрение. Отсутствует даже звон в ушах. В отличие от китайских фейерверков, летящих со стороны протестующих в военизированную цепочку достаточно медленно, заметить приближение гранаты, как я на это бодро надеялась, невозможно. Особенно затруднительно следить за личной безопасностью, если при этом стоять, курить и меланхолично комментировать в стиле: «Вообще офигеть, как круто». А вокруг все горит, бегает, летает, кричит проклятия и обещает победить. В какой-то момент перед вами просто что-то взрывается, и это что-то может выбить глаз. С нашей стороны, конечно, наблюдалось нарушение любой техники безопасности. Охранники баррикад никого не пропускают без касок и респираторов, но если прессе очень хочется, то в итоге можно.
    23 января, когда я только приехала, баррикады у входа на стадион «Динамо» продолжали гореть. Визуально все это напоминает арт-постановку: как будто кто-то решил реконструировать, предположим, события Французской революции на отдельно взятой улице. Ничего подобного даже за углом не происходит. Буквально в трехстах метрах, где-нибудь на Трехсвятительской улице, – тишина и сон.
    К активным действиям обе стороны конфликта переходят с наступлением темноты. В связи с тем, что 22 января погибли люди и при этом пятый день идут безуспешные переговоры между Януковичем и «лидерами оппозиции», которых уже давно никто не слушает и не воспринимает в качестве лидеров, ни одна из сторон не пытается сдвинуться с точки у входа на стадион «Динамо» и улицу Грушевского. Протестующие из «Правого сектора» – группы, состоящей из разных праворадикальных организаций, периодически зажигают очередную партию шин, кидают в сторону выстроенной цепочки Внутренних войск и «Беркута» зажигательные смеси. «Коктейли Молотова», кстати, – это просто бутылки с бензином, в которые вставлены тряпки в качестве запала. Горящий бензин часто льется на самих протестующих и окружающих людей. В ответ «Беркут» стреляет по баррикадам светошумовыми гранатами.
    Фото: REUTERS
    – Говорят, что мы их палим, но это же они сами на себя выливают свои же «коктейли Молотова», – настаивали беркутовцы, и с этим фактом было совсем невозможно поспорить.
    – Они объявили здесь войну. Палят нас, кидают в нас камни, делают все, что хотят. Просто против силы нет противодействия никакого, нам не дают.
    – У нас в Чечне такая же ситуация в свое время была. Когда федералы начинали побеждать, что происходило? Организовывали перемирия какие-то, чтобы задержать продвижение федеральных войск. Чтобы противоборствующая сторона могла переформироваться, перевооружиться, перегруппироваться, залатать раны, зализать.
    – Ну это же ваш народ, это не противоборствующая сторона.
    – Да не народ, девушка! Это не народ, это полпроцента населения.
    – На Болотной тоже «народ» собирался, – начинают хором перебивать бойцы, стоящие вокруг.
    – Пацаны, ну не на базаре, блин! Это получается, полпроцента несчастные, которые приехали с Западной Украины. Весь народ работает. Дальше, выходишь в город – люди работают, а здесь баррикады. Народ – это 46 миллионов.
    – Нет, вы знаете, вы говорите «Болотная». Но на Болотной все было по-другому.
    – Как это?!
    – Ну вот ничего такого не было. Пуль не было!
    – У вас не допустили!
    – Потому что у вас рубят всё, а не как у нас – разжевывают.
    – Месяц назад вот такого тоже не было. Никто не думал, что такое может быть.
    – У вас более-менее пресса есть, хоть как-то может государство свою точку зрения высказать.
    Здесь самым сложным было сохранить невозмутимое выражение лица.
    – У нас ни одного государственного канала нет, а если есть каналы, то они контролируются из Европы. Все эти репортеры стоят – они финансируются на гранты. Якобы за демократию и все такое, а на самом деле они просто хорошо живут.
    – А сейчас что получается? Это как революция раньше в Ленинграде была: кто залез на броневичок, тот и прав. А у нас кто на Майдан забрался – все, тот и руководитель страны. Мы тут в 2004-м были, мы знаем, как это делается – массовые движения.
    ***
    Московского сценария в Киеве нет, сотрудница киевской милиции, пожелавшая остаться неизвестной, объяснила это в своем интервью достаточно твердо.
    – В Москве такие явления, которые мы сейчас наблюдаем в Киеве, предотвращаются приблизительно за полчаса. С вашей стороны я вижу, что вы в принципе пытаетесь что-то сделать, но пока что ничего не происходит. Чем это вызвано?
    – Потому что мы пытаемся мирным способом урегулировать ту ситуацию, которая сейчас происходит в стране, в том числе в столице. Мы не настроены применять силу. Есть группа лиц, которые радикально настроены и которые любыми средствами готовы противостоять милиции. Но большинство людей – это мирные граждане. В воскресенье люди в масках и касках стали призывать к бунту и войне. Мы понимаем, что не все люди хотят войны и большинство людей желают, чтобы все мирно проходило.
    – Сколько сейчас пострадавших со стороны сотрудников милиции?
    – На сегодняшний день за помощью обратился 281 сотрудник милиции, из них 111 госпитализировано. Основной диагноз – это закрытая черепно-мозговая травма, переломы рук и ног, колото-резаные раны и разного рода ушибы.
    – Ведется ли подсчет, сколько пострадало людей со стороны представителей Майдана?
    – Этот подсчет ведет Министерство здравоохранения. И как правило, люди, которые идут на столкновение с милицией, моментально исчезают и многие не обращаются за помощью. Остаются на месте те, кто не то чтобы не виноват совсем, но более-менее вел себя спокойно. Хотя тоже бросают камни. Также все стороны страдают от «ежей», разложенных демонстрантами. Они пробивают подошвы, и получаются колото-резаные раны стоп.
    – Намерены ли сотрудники милиции подавать личные иски к тем людям, которые на данный момент задержаны в связи со своими травмами?
    – В рамках тех уголовных производств, которые сейчас ведутся, мы будем доказывать вину каждого из участников, дела передадутся в суд. Сотрудники милиции также являются потерпевшими, и если они захотят, то смогут обратиться за возмещением морального ущерба, который им причинен. Но я думаю, что, скорее всего, они этого делать не будут, так как мы стоим на защите гражданского правопорядка и готовы к таким происшествиям.
    – На Евромайдан мы пройти не можем. Может быть, это и неправильно, но мы не хотим, чтобы у нас началась гражданская война. Чтобы кто-то применял огнестрельное оружие. Также вчера мы задержали группу, у которой изъяли автомат Калашникова, патроны, пистолеты, проверяется информация о возможности поставки оружия на территорию Евромайдана. В Доме профсоюзов может находиться оружие.
    ***
    Лидеров протеста – Кличко, Яценюка и Тягнибока, старающихся ходить все время вместе, чтобы, не дай бог, никто не понял, что вот этот высокий и с боксерским носом среди них самый главный, – уже никто не воспринимает как лидеров. На Грушевского их шлют матом, переходя в этот момент на русский язык. На Майдане при их упоминании отмахиваются даже активисты собственных партий. Первое, что я увидела, оказавшись на Европейской площади, – это Виталий Кличко, идущий с очередного раунда переговоров на Майдан в окружении толпы журналистов, и огромная толпа активистов вокруг, кричащих: «Ганьба». Как если бы Алексей Навальный в феврале 2012 года слушал со всех сторон крики «Позор», идя на очередной митинг московской оппозиции.
    Наибольшую стойкость к вскипающему народному гневу в адрес всех и сразу демонстрирует певица Руслана. В ночь с 23 на 24 января, несмотря на крики мужчин, посылавших ее в известном направлении, она все равно смогла организовать их и обсудить дальнейшую тактику.
    – Молодец она все-таки, в отличие от всех пиарящихся Вакарчуков, – заметила на следующий день продавщица сувениров в подземном переходе под Майданом, где продолжается обычная жизнь.
    – Она поначалу тут сидела каждые сутки, я ее видела уже в таком виде и состоянии, что и не поймешь, кто она. Реально патриотка. Невозможно ни за какие деньги так себя убивать. Она со Львова. Там все более патриоты, чем мы. Мы какая-то другая Украина. Ведь мы тоже патриоты и за Украину. Но их больше обижали исторически, и они, конечно, молодцы. А мы как-то так.
    ***
    Противоположного мнения придерживаются бойцы «Беркута».
    – Самая главная речовка была: «Кто не прыгает, тот москаль».
    – Нацисты все такие
    – А песни у них какие, особенно мне «понравились» у красавицы нашей, Лыжичко: «Краиньский повстанчэ в бою видступай».
    – То есть все эти бандеровские, нацистские песни они и поют. Видимо, ленту за лентой с подшипниками подавать будут.
    ***
    Разделение по линии исторической памяти и есть главный пункт отличия между протестующими и условными беркутовцами. Безработные и уставшие, но наполненные гордостью за украинскую нацию и язык, активисты с Западной Украины, и все же получающие какую-то зарплату бойцы «Беркута» из восточных и южных областей, которым русские – братья и одна нация. А между ними просто жители, сочувствующие всем сразу. Устали от бедности и безработицы все стороны. Это, конечно, и есть главный источник протеста, – еще одна причина, по которой невозможно сравнивать происходящее в Киеве и других регионах с московской недореволюцией сытых людей. Столько о налогах и зарплатах, сколько говорят в Киеве, я не говорила, кажется, никогда.
    Януковича в окрестностях Майдана и Киева не любит в эти дни вообще никто. И все напирают на закон. Если в России главный предмет дискуссий – это борьба с коррупцией, то на Украине главный объект поклонения – это Закон. «Беркут», как и вся милиция – за закон и против захвата государственных зданий. Закон и спокойствие граждан они, со своей точки зрения, и охраняют. Обитатели Евромайдана, конечно же, настаивают на том, что нынешние правители захватили власть и надо немедленно ее «геть», чтобы опять восстановился закон. Стоять при этом все готовы чуть ли не до выборов 2015 года.
    Фото: REUTERS
    Говорят беркутовцы:
    – Если вы думаете, что мы за Януковича, то вы глубоко ошибаетесь. Мы тут тоже не за Януковича. Нас представляют его личной гвардией. Да нам глубоко это самое на него…
    – Мы за мирное решение проблемы.
    – Мы против насилия, но нас вынуждают.
    – Вы думаете, нам нравится тут стоять?
    – Хотим, чтоб нормальные выборы были, все по-честному.
    – А вот это все готовилось, это все фальстарт. Это же все готовилось, кстати о птичках.
    – И может быть, оно все еще до выборов и будет. Так что приезжайте к нам в 15-м году в марте – увидимся. Но каску купите только.
    – На самом деле Кличко и Яценюк ищут силу, которая может противостоять нам. Но что-то у них это мало получается. По ходу, у них нет представления о том, как это делать.
    – Они же сейчас просто выжигают ребят 18-летних. Это мы тут после армии, нам это нравится. А этот ботаник, и его тут сжигают, он не способен элементарно бороться, даже психологически… Через полтора года, если б они это не начали, они бы Януковича сделали на выборах. И если б Кличко попрагматичней был, он бы много получил, в следующем году он был бы президентом.
    – Смотрите, эти трое – Тягнибок, Кличко, Яценюк, – если они все такие за Украину, то где дети их учатся? Если ты националист, то ты должен показывать пример. Или показали они резиденцию Януковича, которая миллионы стоит, а вы свои покажите, где вы живете и на каких машинах вы ездите!
    – А Тимошенко слили, как вы говорите. А Луценко как людей завлекал, слышали? Берите оружие, вилы лопаты, трактора и идите штурмуйте. Как это объяснить?
    – Но Луценко вами управлял четыре года?
    – Так он же дебил. Как он управлял?
    – Мы не хотим, чтобы каждый придурок залазил на бэтээрчики и менял власть просто потому, что ему так захочется. Есть закон – они спокойно могли провести референдум. Если б они провели референдум, с коммунистами у них было бы большинство. Если б хотели законным путем, уже был бы референдум насчет Европы. И всей этой вакханалии не надо было.
    – Мне лично наплевать, кто будет у власти, лишь бы он приходил во власть законно и уходил оттуда законно.
    – Вот они говорят: убрать «Беркут». И с чем они останутся? Кто их защищать будет? В 2004-м, когда так же стояли, Ющенко говорил: надо разобраться, что такое «Беркут». Потом, как только какие-то волнения начались, сам выставил «Беркут». И именно Ющенко поднял зарплаты, начал экипировать нас. Тогда было 300 гривен – нам подняли до 700.
    – А жен и детей как содержите?
    – А мы, как москали, детей рожаем, чтоб их потом есть.
    – Должна быть толерантность, в конце концов. У нас нет подавляющей нации.
    – Страна у нас хорошая, и люди у нас тоже мирные, но есть кучка идиотов. Когда Майдан разгоняли второй раз, один мужичок нам говорит, что он предприниматель, его налогами задавили. Я говорю: «Согласен, тяжело, все донецкие по регионам сидят во власти, но кого вместо них ставить?»
    – Выбираем из плохого и очень плохого.
    – Вот они хотят Кличко. Кличко – он дебил, он боксер, по голове получал.
    Помимо баррикад из горящих шин, с 23 декабря все окрестности Майдана и начало Грушевского застраиваются строительными мешками с колотым льдом – прошедший до этого обильный снег и наступившие двадцатиградусные морозы позволяют построить таким способом хоть китайскую стену.
    – Да чтобы они дома так быстро строили! И работали так быстро, как они здесь строят.
    – А строят они их так быстро, потому что знают, что будут защищаться, для себя делают. – Кажется, все же уважением беркутовцы к противнику тоже проникаются.
    Фото: REUTERS
    В строительстве этих заграждений участвуют все. От киевских женщин в норковых шубах, зашедших на Майдан после работы на чуть-чуть, до суровых мужчин с Западной Украины, живущих на Майдане уже два месяца. Как в итоге все это будут разбирать, пока непонятно. Кроме напалма уже ничто не поможет.
    ***
    Понять из Москвы, чего же всем далась эта улица Грушевского, достаточно сложно, но, как только оказываешься в гостинице «Днепр», находящейся между Майданом и стадионом «Динамо», все становится очевидно. На всей улице Грушевского до метро «Арсенальная» расположены государственные здания: кабинет министров, Верховная рада, а также Министерства финансов, экономики и здравоохранения.
    24 января весь правительственный квартал вдоль улиц Грушевского и Институтской оставался оцепленным. Также перекрыт подход к администрации президента на Банковой улице. Стоящие там спецподразделения киевской милиции имеют примерно такой же взгляд на происходящее, как и «Беркут» с Грушевского. Все боковые улицы, идущие от Институтской к улице Грушевского, перекрыты военной техникой. Сотрудники киевской ППС вместе с «Беркутом» никого не пропускают без дополнительных документов. Украиноязычные служащие киевской милиции при этом переругиваются с украиноязычными же журналистами. Все спорят о законе и о том, кто его больше нарушает. Со стороны метро «Арсенальная» в Мариинском парке проход в правительственный квартал перекрывает палаточный лагерь Антимайдан. Пожалуй, самое унылое место в Киеве. Если все встреченные киевляне, служащие милиции, протестующие и гости Киева имеют каждый свое мнение о происходящем, то жители Антимайдана свободны от какого-либо мнения в принципе. И их, судя по всему, совсем никто не любит.
    Фото: REUTERS
    – Это не «титушуки», это побирушки.
    – Вчера, правда, приперлось человек десять януковцев на бугор сюда. И давай: «Ах вы бандеры, ах вы козлы!» А эта гвардия скандировала, гремела, фонариками светила, а потом – тишина. Не знают же, сколько их. Мы минут двадцать не понимали, сколько януковцев пришло. Но все проплачено же. Когда до них [протестующих] дошло, что там человек десять, давай в свои барабаны опять.
    – Да почти все [антимайдановцы] разъехались. Половина тупо села в такси и уехала. Где-то одна треть просто убежала.
    – А вот эти вот [евромайдановцы] – которые до последнего бьются. За идею.
    Внутри на Грушевского все спокойно и сурово. Отдыхающие сотрудники всех спецподразделений играют в футбол на удобных пятачках рядом с бэтээрами и другой военной техникой, стоящей у кабмина и Верховной рады. Бойцы перегруппировываются и слушают команды. Затем отправляются через парк на стадион или вниз по улице к баррикадам.
    ***
    Все в порядке в Киеве и с вечным спором об обращении милиции с журналистами:
    – Почему журналист получил резиновую пулю прямо в лоб?
    – А знаете, как они делают? Надевают масочку, вроде бы подходит, отвлекает работника милиции, а за ним 3–4 человека и долбят. Сейчас каждый второй ходит и надевает надпись «Пресса», табличек этих налепите сколько хотите.
    На самом деле в Киеве все не так. Если в Москве было обилие активистов с пресс-картами и мегафонами наперевес, то в Киеве человек с пресс-картой обычно действительно снимает или пишет.
    – Плюс они каждый день снимают, а потом видишь их репортажи, которые просто режутся на кусочки и монтируются… Сами понимаете, у людей нервы сдают.
    – Но оператор «Ленты.ру» Андрей Киселев был задержан и избит.
    – Здесь задержали?
    – Нет, вместе с Автомайданом. Избили, на морозе держали несколько часов.
    – Это был «Беркут» или киевская милиция?
    – Киевская милиция. Зачем вы это делаете? Ну, серьезно.
    – Мы? Мы не милиция.
    – Вы путаете божий дар с яичницей, потому что милиция тут тоже разная бывает. Когда мы едем в колонне, нас даже местная ГАИ не сопровождает. Когда кого-то побить где-то – они мастера.
    – Это информационная война называется.
    – Я не удивлюсь, если даже этим ментам и приплатили…
    – Не всегда репортеры ведут себя адекватно. Потому что сколько было скандалов с ними, даже на мелочах. Их просто по-человечески просишь, они: «Я репортер, и мне все равно». Стоит группа применения спецсредств в том секторе, оттуда кидают бутылки с зажигательной смесью. Он тупо выходит, становится, а из-за него кидают бутылки в наших пацанов. Пацаны горят, а работник милиции не может даже в ту сторону стрельнуть, потому что он стоит с фотоаппаратом и не может отойти. Ему похрен.
    – Вот вы пришли, грубо говоря, в такой нормальной обстановке, не такой нагнетенной. А представьте, когда происходят какие-то действия, и этот журналист должен снимать с обеих сторон одинаково.
    – А еще он снимает одну сторону, ему поставили задачу снимать только нас.
    – Он мешает нашей работе. И лезет на передовую, а потом только мы виноваты.
    – Да вы не подумайте, мы не жалуемся.
    – Мы просто жалуемся.
    – Мы второй месяц здесь.
    – А сколько у вас тут журналистов было?
    – Да нет, не приходят, мы же изверги!
    – Одна пришла, такая страшная, говорила... Но им интересно мнение той стороны, а не этой. Вот поэтому они и не приходят.
    – Как кормила партия УДАР, на [канале] «1+1» показывали. Стоим, едим то, что нам привезли наши, а они прибежали с какими-то коробками и уже показывают, как они нас кормят.
    – Им говоришь: «Спасибо, не надо, идите отсюда». Они обрезают видео, оставляют только «Спасибо».
    – Главное, когда движняк начинается, журналистам нужно хотя бы не становиться на линию огня и потом не рассказывать, как пострадали.
    Фото: REUTERS
    На Майдане все это время круглосуточно работает сцена в формате открытого микрофона, и примерно десять тысяч человек там есть даже ночью. Включая тех, кто в палатках. Основная суть речей со сцены: надо дождаться «до перемоги». Пожалуй, самое непереводимое на русский язык слово, хоть и вполне понятное. Сравнить слово и желание «перемоги» можно лишь с вечным умением русских победить всех врагов и жить при этом хуже всех побежденных. Периодически со сцены попрекают тех врагов из Партии Власти (тм), которые не говорят на украинском. Впрочем, на самом Майдане можно обнаружить как минимум три разных украинских языка, не считая суржика и русского. И раз в час происходит обязательное исполнение безумно красивого национального гимна. И когда в ночной тишине на двадцатиградусном морозе над площадью раздается: «Душу й тіло ми положим за нашу свободу, І покажем, що ми, браття, козацького роду», – то сложно не почувствовать себя патриотом Украины, даже если казаков в семье отродясь не было. Впрочем, в этот момент тебе напоминают, что москалей здесь не любят. Правда, не любят как-то беззлобно. Даже когда с топором в руках шутят про «ця панi же москалька».
    ***
    О лозунгах Евромайдана беркутовцы говорят однозначно, пытаясь не перебивать друг-друга.
    – Вы спросите, кто герои, они говорят: «Героям слава» каждые двадцать минут. А кто герои-то? Пусть назовут героев, хоть пятерых, кроме Бандеры. Их герои семьи удавками душили, Гитлера приветствовали в концлагере, и тут «героям слава» – их лозунг стал.
    – Спросите, кто им привозит «коктейли», кто им привозит шины, спросите, кто за все это платит.
    – Нет, ну там много и тех, кто не за деньги, они искренне все делают.
    – Почему для Западной Украины свобода обязательно должна быть полита москальской кровью, они нас вашими рабами называют, а мы не рабы, мы одна нация с вами.
    – Украина не нужна ЕС. Им нужна территория для вторжения, поближе к России надо подобраться.
    – Когда освобождали вот эти вот баррикады, там стоял один, я с ним разговаривал, а он такой идейный типа, говорит: «Я прихожу только ночью, потому что днем тут плохо, плохие лозунги», – и все такое. И когда он сказал, что он контрактник, в Белой Церкви (город недалеко от Киева. – Slon) служит, я сказал: «Ты дурак или тупой? Ты вообще не можешь ничего представить! Если ты контрактник, куда твой замполит смотрит? Чего ты хочешь? Ты хочешь, чтобы как в Греции было? Или ты хочешь, чтоб как в Сирии, в Египте?» Крым, допустим, у нас пороховая бочка, там татары есть. Сейчас начнется здесь какая-то возня – пойдет там…
    Фото: REUTERS
    Еще до вчерашней ночи на Европейской площади можно было парковать машины и спокойно фотографировать ночной город. Площадь, находящаяся ровно посередине между постоянно горящими баррикадами у входа на стадион «Динамо» и входом на Евромайдан, никак не интересовала ни силовые подразделения, ни участников Евромайдана. Так что в попытках милиции занять Украинский дом на Европейской площади, чтобы зайти с тыла к протестующим на улице Грушевского и отрезать проход новых людей с Евромайдана, есть логика. Как и в попытках протестующих взять этот дом штурмом. Странно только, что обе стороны ждали шесть дней.
    Сценария поведения московских силовиков не хочет никто. Даже беркутовцы, которые периодически хвастаются, что хотят всех немедленно разогнать. Тут просто так не принято. Но вот только есть уже несколько погибших, и люди готовы стоять до конца.
    ***
    Все та же сотрудница киевской милиции так комментирует это:
    – Мы пытаемся это урегулировать мирным путем, готовы пойти на уступки, амнистировать задержанных, чтобы люди мирно разошлись и покинули улицу Грушевского. Чтобы у нас могло нормально государство работать. Также, если вы просматривали интернет, то, наверное, видели, что сейчас в западной части Украины пытаются захватывать областные администрации. Те, кто призывает вступать в ряды самообороны, объявляют о народных республиках, это не жители Киева. Но это все люди, которые находятся уже длительное время в Киеве.
    – Когда я сегодня разговаривала с сотрудниками милиции и бойцами «Беркута», то услышала, что у многих есть обида: «Как это сейчас их будут амнистировать, у нас двести человек пострадали, лежат с колото-резаными ранами в больнице, и почему будут амнистировать тех, кто нас резал?»
    – Да, это все понятно, что они стоят на охране общественного порядка уже длительное время, меняются в настроении. Они же не роботы. Людям свойственна усталость – и моральная, и психологическая. В течение длительного времени они слушали оскорбления в свой адрес. Их коллег избивали, их семьям угрожали. Но дабы избежать кровопролития, лучше чем-то пожертвовать. Им это объяснили. Нужно как-то идти на уступки. Пусть компромиссы будут такими – амнистия тех людей, которые принимали участие в массовых беспорядках.
    ***
    Украина – это какая-то параллельная Россия. В ней просто все совсем по-другому.

    [свернуть]

  6. #2496
    ironman
    Участник
    Мать солдата ВВ: Если дадут оружие, я буду стрелять в "Беркут"




    И через день после интервью: Солдата Внутренних войск, который стоит на вул. Грушевского в Киеве, Александра Патлатенко наказали после заявления матери об условиях его службы


  7. #2497
    ironman
    Участник
    Телеканал "Дождь" под угрозой прекращения вещания

    http://www.bbc.co.uk/russian/russia/2014/01/140129_tv_rain_conflict.shtml

    Канал "Дождь" переступил "красную черту" - в прямом эфире показывал Майдан в Украине, - российский журналист

    https://www.facebook.com/people/%D0%9C%D0%B0%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%B9-%D0%93%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D 1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9/100000742473775


    "Путин может стерпеть врагов, но уничтожает предателей в его понимании. А "Дождь" именно предатель, потому что "переступил не столько закон, а "красную черту" - так сказал Песков. А "красная черта" в том, что он в прямом эфире методично показывал Украину - как рождается протест и революция, а революция, массовые беспорядки (так власть воспринимает Майдан) - это наибольшая угроза для России. Трансляция Дождя автоматически рождала вопрос: "Если ОНИ могут, то разве не можем МЫ?". Именно это и есть та "красная черта", которую перешёл канал"

  8. #2498
    Вячеслав
    Участник
    Хороший Минск
    http://zyalt.livejournal.com/991759.html

  9. #2499
    ironman
    Участник
    Цитата Сообщение от AVIBE Посмотреть сообщение
    что Беркут бьют старушки, студенты и прочие недовольные жители Украины, но ни как не ФАШИСТЫ. Мол их там нет или практически нет.
    Я вижу тема фашизма вам очень близка, вам должно понравиться, это свой родной, русский фашизм:

    http://polemika.com.ua/news-130493.html


  10. #2500
    Вячеслав
    Участник
    Из Фейсбука:

    П.Пряников

    "Случай с бывшим украинским премьером Азаровым, осевшим в Австрии, в очередной раз показал, как хорошо все постсоветские чинуши евроинтегрируются.
    Вот и бывший губернатор Пермского края Чиркунов тоже сообщил в своём ФБ, что не намерен ближайшие 5-10 лет жить в России, и вообще ему нравится французский евросоциализм.
    Опять же дочки у Путина прекрасно евроинтегрировались, и вообще почти вся российская элита прекрасно вписалась в евросоциализм.
    Иногда кажется, что в один день все высшие российские чинуши сядут в самолёты и улетят евроинтегрироваться, оставив тут печальное население на болотах, кричащее в звенящую пустоту "Омерику на кол! Евросодом! Сталин! Деды воевали!""

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •