Like Tree774поблагодарили

Эля. Письма из Германии.

Страница 4 из 37 ПерваяПервая ... 2345614 ... ПоследняяПоследняя
Показано с 31 по 40 из 366
  1. #31
    АлМих
    Автор темы
    Дополнения
    к письмам Эли от автора ЖЖ
    Марии Маховой.

    8 октября, 20:53
    В некоторых рассказах Эля пишет о родственниках, у которых она была в гостях в Ольденбурге (по счастливой случайности Ротенбург находится как раз недалеко от этого города)

    Чтобы было понятней, что это за бабушка Рита и бабушка Герта живут там, я немного расскажу об истории своей семьи.

    В 1935 году моя бабушка вышла замуж за Константина Иогановича Кремера, поволжского немца, красавца и на несколько лет младше её (бабуле уже было почти 30-ть и вообще, насколько я понимаю, её больше интересовало текстильное производство и строительство нового общества, нежели мужчины – оба они, и бабуля и дед, преподавали в текстильном техникуме). Обаял он ее веселым нравом, музыкальностью и атласной красной рубахой.

    В 36-ом родилась моя мама, а в 37-ом в дверь постучали и дед загремел в Коми валить лес по 58-ой политической, как враг народа.

    Бабуля не могла в это поверить, подкупила следователя и сумела ночью придти в «серый дом» и переписать всё его дело от руки, откуда выяснила, что деда просто кто-то «заложил» - в какой-то веселой компании он рассказал неправильный анекдот и тут же оказался врагом страны.

    Бабушка пыталась хлопотать за деда, но тщетно; дед в свою очередь не подписывал никаких бумаг, никого не «сдавал» и даже странно, что его помолотили, но не расстреляли, а выслали в лагерь.

    В лагере дед несколько раз умирал, был даже случай, когда он очнулся в морге и его отправили обратно в барак. Так как все понимали, что назад в Иваново он уже не вернется, бабуля дала ему развод, чтобы на «вольном поселении» (территория при лагере, где обязаны были пожизненно находиться заключенные после 8-ми лет отсидки, без паспорта и права на передвижение), он смог завести семью (ехать к нему в Коми в лагерь бабушка не могла – на руках была больная мать и маленькая дочь, - и увиделись они ровно через 20 лет...)

    Эрна только закончила школу и ей недавно исполнилось 17-ть, когда её, поволжскую немку, сослали в Коми валить лес. Маленькая, худенькая, рассказывающая наизусть Гёте на немецком языке – когда дед увидел эту девочку на лесоповале, душа его наполнилась состраданием и сочувствием, и, отсидев свои 8 лет и выйдя на «вольное поселение», он забрал её к себе в барак и они поженились. К тому времени ему было 35-ть, а ей 20-ть. От этого брака родились Роланд, Гертруда, Эдгар и, много позже – Маргарита.

    Выехать из Коми они смогли только после реабилитации и вернулись в Иваново, откуда «забрали» деда – здесь им дали квартиру, а дети пошли учиться. Но прожили они в нашем городе недолго и вскоре дед, Эрна и их младшая дочь Маргарита перебрались в Грузию – поближе к теплу и солнцу. Роланд жил уже самостоятельно, а Герта и Эдгар учились здесь в институтах.

    После тюрьмы и лагеря дед заболел – у него обнаружили рак желудка, врачи признали лечение неэффективным и выписали его умирать.

    Но с болезнью деда произошла странная история – когда он ехал в поезде с диагнозом «умирать», попутчик рассказал ему народный рецепт от этого дела – заваривать каждый день календулу и пить не меньше литра в день. Календула в Грузии не росла и моя бабушка на протяжении двух десятков лет высылала ему эту календулу отсюда посылками.

    Чудо – не чудо, но когда дед через год приехал на обследование, врачи не поверили своим глазам, так как давно его уже похоронили. А дед прожил ещё 20 лет после этого диагноза, да и дольше бы прожил, но начал в конце жизни курить и выпивать, что ему было строго противопоказано...

    (а с календулой и дальше интересно получилось - после смерти деда Эрна приехавшую от бабули посылку с травой выслала назад, и бабушке ничего не оставалось делать, как начать ее заваривать и пить (ну не выбрасывать же в самом деле?..)
    и тут с бабушкиным организмом произошли чудеса - прошли все суставы и "узлы" на пальцах рук и ног сошли на нет.
    в общем, волшебной трава оказалась... )


    Бабушка больше никогда не выходила замуж… она любила деда, но обстоятельства сложились по-другому. Дед тоже любил бабушку, но это нужно было знать мою баЗою – конечно, когда он приехал к ней в 56-ом году тайком, с «волчьим билетом», ночью – они просидели до рассвета, плакали, говорили обо всём и Ба сказала: «Возвращайся в семью – как они без тебя?.. - нужно поднимать детей, поддерживать Эрну. А мы уже пережили репрессии, войну, голод… мы уже всё переживём, да и Эля выросла»...

    И дед уехал. Только зашёл на прощание к маме в комнату и увидел спящую девушку, темноволосую красавицу, очень похожую на него. Мама открыла глаза и он сказал ей «здравствуй, дочка. я твой папа» - и заплакал. Вот так мама познакомилась со своим отцом через 20 лет.

    Деда я хорошо помню, мы ездили с мамой и сестрой к ним в Грузию, тогда мне было 12 лет. И я навсегда запомнила, как дед метался по грузинскому рынку в поисках самого красивого платка для баЗои – и он действительно нашёл самый красивый платок а Цхалтубо. И бабушка с этим синим как небо, лёгким, полупрозрачным с серебряными блёстками платком не расставалась до конца жизни, надевая его то на голову, то на шею, или носила с собой в сумочке.

    Надо сказать, что деду с женами несказанно повезло – Эрна, как и моя бабушка, тоже человеком была удивительным, добрым, да к тому же ещё и очень творческим – некоторые её рисунки и картины есть и в моём доме.

    Эрна никогда не унывала, и это она передала своим детям, которых я обожала и продолжаю обожать. Не сомневаюсь, что дед любил и Эрну и всех своих детей, но Эрна всегда испытывала к моей баЗое огромную благодарность и уважение, и я никогда не забуду их семейный альбом – на первой странице была фотография моей мамы и её детей (то есть моя и Иркина), а затем уже шли фотографии деда (несколько было лагерных, маленьких) , Эрны, детей и всей семьи. Умер дед в 75-ом.

    Эля. Письма из Германии.-08.10.12.jpg

    Первый ряд – дедушка, я. Маргарита.
    Второй ряд – Роланд, мама (в очках), Эдгар, Гертруда, тётя Эрна.

    Когда «союз нерушимый» развалился, в Грузии началось Бог весть что, Эрна уже сильно болела (сказывался лесоповал), и через какое-то время она с дочерью Маргаритой и её семьей смогла выехать в Германию на постоянное место жительства. К тому времени у Риты уже была дочь Диана, в Германии родился Даня.
    Не так давно в Ольденбург перебралась и Гертруда (Герта) с дочерью Снежанной и её детьми – Линой и Миланой. (В России осталось ещё двое её уже взрослых детей – Павел и Алина).

    Два маминых брата живут в России и мы периодически видимся – Роланд в Сыктывкаре, Эдгар – в Балахне.

    До последнего дня, даже уже сидя в инвалидной коляске, Эрна рисовала.
    Я помню, когда она нам звонила, мы с ней болтали по телефону и не прекращали смеяться – у неё было прекрасное чувство юмора. Но с тех пор, как Эрна и Рита уехали в Германию, мы больше уже не виделись. А три года назад Эрна умерла.

    Видимо, придётся жить вечно, чтобы успеть повидаться со всеми, кого помнишь и любишь.

    ......................................

    стихотворение, посвящённое деду –

    (без темы)

    2 июля, 2011
    Может, с детства осталась, не знаю, эта странность не видеть земли,
    и привычка смотреть, не мигая, на рассветное небо вдали,

    и печалиться о невозможном, и о том, что уснуло давно,
    будто предки в оковах острожных за моею проходят спиной,

    там другие звучат уже гаммы, и другие созвездья в глазах…

    Здравствуй, дед, Константин Иоганыч!..
    что ты делаешь в наших лесах?..
    Неужели своих не хватило и валить, и пилить, и строгать,
    где твоя богатырская сила, где успел ты её растерять?..

    выпьем, дед, за последнее лето, и за осень, что пахнет листвой,
    и за женщину грустную эту, что навеки любима тобой
    там, где медленно бродят одни лишь
    силуэты из давнего сна…
    ты её никогда не обнимешь, хоть и будет на свете весна, -

    ничего… ты пройдёшь этот полюс, ты пробьёшь эту стену во мгле,
    выпьем, дед, мы сравнялись на возраст,
    на рассвет и на волчий билет,

    и на хлеб этот чёрный и чёрствый, и на весь этот лес вообще,
    где всё так же свободно и остро,
    одиноко и дико душе


    стихотворение, посвящённое бабушке Эрне

    как она уходила

    29 ноября, 2011
    Она не ждала, не звала, но знала - это был не расчёт.
    И вот однажды сказала: - завтра. Завтра произойдет.

    Она осмотрела прозрачным взглядом устойчивый свой уют
    и тихо сказала: - сидите рядом. Держите руку мою.

    Она взяла карандаш, как прежде, крепко и не шутя.
    И белый листок погладила нежно, как будто он был дитя.

    И нарисовала на нём большое дерево на ветру.
    И длинную лестницу в голубое, и много цветов вокруг.

    И призраки прошлого приходили и тихо кружили над.
    Она понимала: её любили. (Окно выходило в сад...)

  2. #32
    АлМих
    Автор темы
    Немецкие бабушки, сумасшедший автобус и разговоры с руками


    5 октября.

    Сегодня я встала и пошла в Ронолулу.

    Я подумала, что, так как работаю я с 13.00, будет приятно поплавать в полупустом бассейне. Но не тут-то было!.. – весь бассейн был заполонен бабушками! Это мне сразу напомнило рынок с утра, когда наши бабУшки ломятся за мясом и молоком. Да-да, не бАбушки , а именно бабУшки...

    А когда вдруг начался водный фитнес, все эти БабУшки ломанулись быстрее меня занимать место в воде поближе к молодому тренеру. Я стояла где-то в центре и под динамичную музыку выполняла всяческие па. Проходящие мимо тренеры смотрели на меня несколько косо, так как я была единственная в воде, кто еще помнил динозавров. Но какие тут бабУшки!... какие они молодцы!..

    Назанимавшись, я отправилась домой и опять попала под такой тропический ливень, о котором я уже как-то писала.

    А какой был ветер!.. Он гнул деревья, пытался сдуть лужи с земли и оторвать каждый листок с ветки, вырывал из рук зонт, поднимал мои длинные волосы вверх и кидал мне их в лицо, мешал дышать, швырял к ногам бумажки, выдувая их из переполненной урны и пригибал траву к земле. Но, что самое удивительное, он не был промозгло-леденящим – он всё-таки был теплым и я его прощаю

    Работа.

    Четверых бевонеров забрали на выходные родители, и в доме стало совсем тихо и спокойно. Я люблю такие дни - меньше суеты, меньше шума.

    Бекка.

    За ужином Бекка рассказала мне, что у нее нет родителей, и поэтому она никогда не уезжает на выходные. Она улыбалась и говорила это так, как будто ей всё равно - просто ставила меня перед фактом : ' у меня нет мамы, папы или сестер' – легко говорила она. Я спросила, а не грустно ли ей из-за этого?.. А она ответила, что у нее нет ни кошки, ни собаки, и она совершенно не грустит. Лидия объяснила мне, что Бекка воспринимает отсутствие родителей так, как обычный человек воспринял бы отсутствие у него третьей руки - ну нет и нет, обычное дело. Для Бекки куда важнее иметь красивые серьги, чем близких.

    Бека обожает сережки. Её уши были проколоты и она каждый день носила новые серьги, но в один из дней она так увлекалась, когда трогала мочки своих ушей, что серьги сорвала, и теперь у нее по шраму на каждом ухе – два довольно больших шрама, и она не сможет больше ничего носить в ушах, так как имеет несколько швов.

    Ещё Бекка ни с кем не сближается - у неё нет ни парня, ни подруги в доме. Она всё время говорит со своими руками, обсуждает с ними свои мысли, и может ударить себя кулаком по руке, когда злиться на себя - тем самым она наказывает самого близкого человека в своей жизни - себя саму.

    Она никогда никого не обнимает и часто смотрит телевизор, но зато Бекка единственная из всей группы, кто умеет шить и складывать вещи. Сегодня я помогала ей сортировать чистое бельё, а она весело спрашивала, как у меня дела – Бекка всегда и всё время весёлая. А после попросила посмотреть с ней вечером телевизор.

    После ужина, когда все дела были сделаны и мы сели с ней смотреть телевизор, Бекка вдруг вскочила с места и резко обняла меня. Неуклюже и не рассчитав силу, она на секунду или две прижалась к моему плечу и так же резко отстранилась. Я была ошеломлена. Лидия тоже.

    Вообще я не знаю, смогу ли полюбить когда-нибудь этих людей – ведь любовь, это не только забота и ответственность, а нечто большее… Думаю, что вряд ли смогу полюбить их… Но я свыкаюсь с ними, принимаю их болезни и странности, становлюсь намного мягче. Позволяю им иногда обнять себя или посидеть со мной совсем близко на диване – возможно, это странно звучит, но для меня это уже довольно много. Ведь раньше я не могла даже сесть с ними за один стол, а уже сегодня слегка похлопала по плечу Алекса - учитывая, что я была без перчаток. Для меня это о-го-го как много – мне ведь было трудно даже руку кому-то из них пожать…
    Короче, свыкаюсь.
    Смиряюсь и принимаю мир таким, какой он есть.

    6 октября.

    Сегодня я, Лидия, гордый карлик Джейсон, Джули, Бекка и Майя отправились на праздник. По несколько бевонеров от каждой группы были загружены в большой автобус, чтобы поехать на самый конец города для проведения праздничной лотереи, которая носит название 'поздний автобус'. Как осуществляется жеребьевка тех, кто поедет, и почему именно такое называние у лотереи - я понятия не имею и даже не пытаюсь в этом разобраться.

    Итак, в автобусе сумасшедших.

    Только все расселись, как вдруг раздался чей-то громкий, леденящий хохот. Представь – тишина, и вдруг резкий, жесткий, ненормальный, непрекращающийся хохот!.. Затем он начал сопровождаться чьим-то стоном, потом послышалось хрипение, общее шевеление, пассажиры начали качаться на сидениях и хлопать себя по ногам. У меня возникло чувство, что я нахожусь в центре фильма ужасов.

    Автобус тронулся и вместе с ним тронулась одна женщина. Она резко вскочила, оттолкнула свою митарбайторшу и ломанулась к двери автобуса, расталкивая нас, работников. Затем она повалилась на пол и начала стучать по стеклянной двери - всё это случилось в считанные секунды и мы с Лидией даже не успели ничего понять… но вдруг большая, сильная мужская рука фактически за шкирку подняла эту женщину и вернула ее на место - та рыдала, размазывая сопли и слёзы по щекам.

    Но вот наконец-то мы подъехали к большому одноэтажному зданию, внутри которого находился спортивный зал, где стояло пять накрытых столов. На столе были расставлены бутылки с лимонадом, в блюдцах лежали сладости, нарезанный торт, пахло кофе.

    Погода была холодная, и мы сразу налили себе горячего кофе, чтобы согреться.

    Мой взгляд остановился на местном ди-джее – это был толстый, длинноволосый дядя, который все время себе накручивал свои жирные волосы на такой же жирный указательный палец. Одет он был во все черное, а на его пузе красовалось свежее пятно от пирога.

    Когда все заняли свои места, раздалась музыка и под марш из 'Звёздных войн' двери зала медленно растворились и появились они – организаторы этого праздника жизни. Пафосно, почти как в замедленной съемке, они проплыли через весь зал, и, если бы на них были плащи суперменов, то они бы точно развивались.

    Зал - рукоплескал!.. Их встречали как национальных героев, как космонавтов, вернувшихся с луны - не меньше. Красивые, в хорошей физической форме, четверо мужчин около 40-ка лет и три холёных женщины примерно того же возраста красиво встали на всеобщем обозрении для произнесения приветственных слов.

    Затем каждый бевонер тянул билет из большой синей корзины, которую носили вдоль рядов – на билете была нарисована картинка – например, карандаш или термос. Вот это, собственно, и есть твой приз. Когда выигрыши нашли своих победителей, грянула музыка, погас свет, и началась дискотека.

    Все ринулись на танцпол, а я вдруг поняла, что начинаю немного сходить с ума…
    Я закрыла лицо руками и пыталась представить себя среди нормальных людей, где- то на юге, где я могу отдохнуть, потанцевать в красивом платье, рядом с красивыми людьми. И я уже почти почувствовала морской бриз, как вдруг на меня практически упал какой-то большой парень. Он комкано извинился и встал как вкопанный рядом с моим стулом. Лидия сказала, что он хочет позвать меня танцевать – но нет, я не пошла… Когда сидишь среди этого безумия, кажется, что ты и сам скоро станешь таким же. Поэтому я отказалась в нём участвовать и продолжила представлять себя далеко отсюда… Иногда, чтобы не сойти с ума, нас может спасти только наше воображение.

    Так мы провели в этом месте три часа, которые мне показались огромным куском всей недели.

    В дом я вернулась с радостью, чтобы накрыть ужин на шестерых, включая нас с Лидией. После ужина, когда все дела были закончены, мы полтора часа смотрели тиви. Вот чем мне так нравятся смены с Лидией – тем, что она позволяет себе и тебе отдыхать. Мы сидели, пили чай, говорили, смеялись. И мне всё хотелось забыть эту лотерею и всех этих людей, которых так много и ты чувствуешь себя в ужасном меньшинстве, и начинаешь думать: а, может, это они нормальные, а ты - нет?..

    …Завтра у меня выходной и я буду спать, отдыхать и лениться. Вика мне оставила ключ от своего дома и я буду сидеть у нее в интернете, смотреть фильмы и всячески прожигать жизнь

  3. #33
    АлМих
    Автор темы
    Вам наверно уже давно понятно, что у Эли мастерское владение пером - наследственное. Маша, описывая историю своей семьи не упомянула, что ее мама (тоже Эля) в молодости (в начале 50-х) писала стихи настолько хорошие, что Агния Барто и Самуил Маршак собирались их публиковать в каком-то журнале. Информация о репрессированном отце поставила на этом крест.

    Пока идут письма из Германии, пороемся в старых Махиных записях, благо их так много.

    К примеру из серии "Про Люська"

    22 ноября, 2010
    Как-то Люсёк была на исповеди.
    (Напомню, что Люсёк – моя старинная подружка-артистка. На тот момент она работала в ТЮЗе)


    …- А вот скажи, матушка, - осторожно продолжал расспрашивать артистку дедушка-священник, - А ты нечесть никакую на сцене не представляешь?..
    - Да что вы, батюшка! – испуганно всплеснула тонкими ручками Люсёк. – Я больше зайчиков играю, грибочки…
    - Зайчики, грибочки, это хорошо, - удовлетворённо закивал батюшка. – Но вот… ты ведь одинокая… Небось мушкетёры-то у тебя бывают?..
    Люсёк потупила сине очи и вздохнула.
    - Всякое бывает, батюшка, чё там…
    - Грех, матушка.- мягко пожурил отец заблудшую.- Сперва ведь под венец надобно, а потом уж и вольности.
    - Грешна, грешна, - закивала головой Люсёк. – Каюсь.
    - Ну вот ты артистка, - наставительно продолжил батюшка. – Наверняка ведь и вино у вас там, и курение?..
    - Да как сказать, батюшка, - опять вздохнула Люсёк. – Вина я не пью, а вот курить – курю…
    - Ой грех, матушка!.. – завздыхал священник. – Что не выпиваешь – хорошо, но курение – ой, грех…
    - Да ведь я нехороша становлюсь, коль не покурю, батюшка! – горячо начала объяснять Люсёк. - Сварлива, гневлива становлюсь, страсть!.. Прямо так и готова всех коллег передушить!!..
    От неожиданности батюшка вздрогнул и даже подался немного назад. Было ощущение, что последующие слова у него вырвались сами прямо из глубины души:
    - Тогда уж лучше кури, матушка! Уж лучше кури!..

  4. #34
    АлМих
    Автор темы
    В этом году у Марии Маховой вышла книга "Другие вещи" (проза, стихи, песни). Все это сопровождается чУдными картинками Галины Ким (одну из картинок я сделал своей аватаркой). Позволю себе время от времени вставлять в этой ветке небольшие отрывки из книги, пока нет вестей из Германии.


    Рассказ, написанный во время поклейки обоев,
    о том, как я была макаренко
    и разукрашивала кармы


    Чем дальше живу, тем больше убеждаюсь, что у нас в стра-
    не спокойных людей нет. У нас все живут в какой-то внутренней
    истерии, в бесконечном скрытом напряжении, что вот-вот что-то
    случится: то ли какой-нибудь бытовой апокалипсис (труба про-
    рвётся, свет отрубят, баба Маша газ забудет завернуть, – а талибы
    и моджахеды тут как тут – спичку р-раз!.. Тротил в подвал, дина-
    мит в подъезд!.. а я на работе, чай с коллегами пью, а обломки моей
    хрущобы уже с дождями выпали в Канзасе!..), то ли эти затейники
    в Госдуме опять придумают, как у меня что-нибудь отнять, а по-
    том меня же и пожурить, что вот-де не на-а-адо хранить деньги в
    сбербанке, и дома под матрацем – не на-а-адо, а вот был бы умный,
    покупал бы недвижимость, – заводы, дворцы, пароходы – вон у
    нас их сколько, да на всех хватит!.. То, что мне моих доходов даже
    на телеграфный столб не хватит, думать как-то скучно. Поэтому
    я думаю: а действительно, что же это я завод не купила?.. И ведь
    мысли такой даже не было!..
    Вот книг у меня – как гуталина на
    фабрике у дяди кота Матроскина, а завода – ну ни одного! Что ж я
    так оплошала-то, а ещё педагог высшей категории!..

    У нас в стране, за редким-редким исключением, все нервные –
    и бедные, и богатые – и все чего-нибудь боятся. Ну, просто непод-
    нятая целина для психоаналитиков.

    А вот в Индии живёт много народу бедного, но совершенно
    не агрессивного. Потому что они верят, что в следующей жизни
    будут богатыми и успешными, а эта жизнь им дана для испытаний
    и исправления, и если они этих самых испытаний не выдержат, то
    придётся им в будущем воплощении стать рыбой, а ещё того хуже,
    каким-нибудь ядовитым насекомым.
    А я вот думаю: Господь, Он к педагогам как относится?.. Это
    что ж такое должны были мы натворить в прошлой жизни, чтобы
    в этой стать педагогом?..

    Лето. Пора отпусков и каникул…
    Скажите, где может подработать педагог?..

    Ну конечно же, в лагере, куда ушлют отдыхать родители сво-
    их безумных отпрысков, туда, к лесу, к речке, к футбольному полю,
    к огромной столовой, пропахнувшей щами и котлетами – вот она,
    песня моего лета – я, с детства не переносившая пионерские лаге-
    ря, еду скрываться от нужды в лагерь оздоровительно-санаторно-
    го типа, чёрт бы его побрал.

    (У педагога есть, по крайней мере, три профессиональных
    кошмарных сна. Первый, это что ты приходишь на урок и понима-
    ешь, что ничего не знаешь. Второй, это что ты опять же приходишь
    на урок и видишь, что на тебе домашние тапочки и бабушкин за-
    стиранный фланелевый халат в жёлтенький цветочек. Или, что
    ещё хуже – ты вообще голый, только в тапочках.
    Третий сон – это ты в пионерском лагере.)

    Мне и молодому педагогу из Шуи, Евгении, достался отряд,
    занимающий целый этаж, в количестве 72 душ в возрасте от 7-ми
    до 12-ти лет. Почему мы на двоих взяли такой сумасшедший объём,
    и козе понятно – нам обещали двойную зарплату. (Забегая вперёд,
    могу сказать, что и здесь нас ввели в заблуждение, и получили мы
    за наши муки всё те же копейки, что и на своей педагогической
    работе.)

    То, что здесь мы подружимся и с Альцгеймером и с
    Паркинсоном, мы с Женей поняли почти сразу. День для Жени
    начинался с принятия успокоительных лекарств, а заканчивался
    собиранием сумки в бессильном желании всё бросить и уехать в
    тихую Шую.

    Утро в лагере – это выгон «табуна» из павильона для похода
    в столовую.

    Выстроиться в пары мой отряд не умел – он разбивался на
    тройки, семерки и тузы, причём Гагарин в это время (мальчик
    Юра, которого я прозвала Гагариным, потому, что он всегда падал
    откуда-то сверху, или висел на моей руке) уже кукарекал с ветки
    большого дерева и показывал всем нос. Саша привычно ныл, что у
    него украли колготки и ему нужно к маме.

    Понятное дело, что колготки здесь были совершенно не при
    чём – просто он мог жить только в ноюще-страдающем варианте.
    («Эх, зараза, – обречённо думала я про себя, – сколько же
    у тебя было колготок, чтобы их каждый день крали?.. Вот найду
    твои колготки и… удавлю».)

    Говорящая девочка Полина ходила за мной неотступно и рас-
    сказывала про варенье, которое ей привезёт бабушка. («Бабушка
    приедет, да-а-а… и варенье малинное привезёт, да-а. А, может, и не
    малинное, а яблонное, да-а. А я ей скажу: а где же малинное, зачем
    мне яблонное?.. да-а».
    И так – часами.)

    Миша Афонин вонял.
    Стоял одиноким тузом и вонял всею своею наличностью, по-
    тому что болел недержанием кала. Запинаясь о говорящую девоч-
    ку Полю, я веду Мишу переодевать штаны.

    Считали мы детей по головам раз двадцать, и с начала, и с
    конца, – всегда кого-то не хватало или кто-то был лишним – дети
    не могли стоять на месте и перемещались от точки отсчёта в хвост
    и наоборот. Собрав приблизительную сумму прыгающих марты-
    шек и как-то сцепив их в пары, мы почти галопом двигаемся к сто-
    ловой…

    Прямо в лагере, в 8 лет, у Фариды начались месячные. От
    такого внезапного гормонального всплеска Фарида сошла с ума
    и при любом удобном случае с женской яростью валила неувер-
    нувшегося пацана на диван, душа его своим круглым телом и це-
    луя в щёки, за что неоднократно была бита. Жизнь Фариды была
    сплошной антагонизм: она «доставала» пацанов, те её колотили,
    и Фарида бесконечно выла белугой и жаловалась: «Ну что я им
    сделала?.. зачем они ко мне пристают? (!) Накажите их, и вот этих,
    и тех!..» («Так, – отвлечённо думала я, – найду Сашкины колготки
    и, наверно, удавлю вас обоих».)

    Однажды во время «тихого часа» я на складе нашла костюм
    Деда Мороза и после сна встретила свой отряд в бороде и с посохом,
    декламируя толстым голосом: «По полям, по лесам шёл я долго в
    гости к вам». Дети тут же обалдели от счастья и, приняв условия
    игры, бросились писать про свои мечты и желания, которые, ко-
    нечно, сбудутся, если они будут слушаться воспитателей – таково
    было условие Деда Мороза. Поводив хоровод и вспомнив детские
    песни, Дед Мороз пошёл на север, и вместо него в отряд вернулась
    Мария Юрьевна с красным носом, которой дети наперебой нача-
    ли рассказывать о волшебном приключении, которое только что с
    ними было.
    Да, иногда эти «изуверы» были весьма трогательны…

    Как-то, гуляя в лесу на большой поляне, мой отряд так уто-
    мил меня, что я внезапно предложила им такую игру.
    – Итак, – объявила я детям, – сейчас мы будем играть «в
    покойника». «Покойником» буду я. Вы должны нарвать цветов
    столько, чтобы меня не было видно.
    Я легла на траву, сложила руки на груди и закрыла глаза – в
    течение 5-ти минут я могла не двигаться и даже подумать о чём-
    нибудь хорошем.
    Вскоре на мне вырос холм из полевых цветов и трав.
    – А что дальше делать? – кричали маленькие бестии, прыгая
    вокруг «усопшей».
    – Теперь произносите речи над моим упокоенным телом, – не-
    возмутимо командовала из недр букетов «усопшая». – Что-нибудь
    трогательное, о том, что Мария Юрьевна была добрым человеком
    и вам жаль, что она так скоропостижно скончалась.
    К моему огромному удивлению, дети вдруг замолчали, застыв
    над холмом, а затем даже раздалось что-то вроде всхлипов – пос-
    ле чего мне пришлось немедленно воскреснуть и идти собирать с
    ними шишки…

    Если говорящая девочка Полина сокращала мне жизнь свои-
    ми рассказами о бабушке и варенье, то страдающая Алёна сводила
    с ума всех подряд своим метафизическим страхом. Как-то вижу –
    сидит на лавке, гибнет от дум, «в глазах тоска, на шее доска» од-
    ним словом.
    – Ну что, сестрица Алёнушка, – спрашиваю её добрая я. – Не
    по братцу ли Иванушке слёзы льёшь?..
    – У-у, – вытирая слёзы, мычит Алёна, – у меня карма чёрная.
    У-у.
    – Чего у тебя чёрное?.. – не поверила своим ушам озадачен-
    ная я. – Это-то ты откуда взяла?..
    – У-у. По телевизору сказали. По всем приметам у меня – чёр-
    ная.
    «По всем приметам кто-то из нас с приветом», – подумала я и
    села рядом с ней, глубоко вздохнув.
    – Ну, вообще-то, это легко исправить, – сказала я Алёне,
    вспомнив, что я великий суфий и истинный исправитель разного
    рода карм.
    – А как? – оживилась страдалица. – А откуда вы знаете?..
    – По телевизору сказали, – уверенно ответила честная я. –
    Её нужно пе-ре-кра-сить.
    – А как это? – слёзы у Алёны просохли, и она даже привстала
    с лавочки.
    – Пошли в корпус за красками!

    (Никогда не думала, что в глубине души я не только великий
    суфий, но и большая авантюристка.)
    Взяв цветную бумагу, мы нашли с Алёной листок чёрного
    цвета, немедленно его уничтожив.
    – А вот тебе белый лист, – оптимистично командовала я. –
    Вот тебе краски. Разукрашивай свою карму, как душа просит!..

    – Ой, а чего вы будете делать?! – радостно завопил Гагарин, в
    очередной раз упавший из Космоса прямо мне на голову.
    – Карму перекрашивать будем. – Ответила я Гагарину, сни-
    мая его с головы и возвращая на землю. – С приземлением.
    – А я тоже хочу! – Гагарин схватил кисточку и бросился к
    листу Алёны.
    – Уйди, Гагарин!! – завопила та, – это МОЯ карма! Свою ра-
    зукрашивай!..

    Вскоре у меня значительная часть отряда разукрашивала
    себе карму, даже не интересуясь, что это такое. Я вообще плохо по-
    нимала, педагогическим ли методом боролась с Алёниным невро-
    зом, ощущение у меня было только одно – что я получила тепло-
    вой удар и, по крайней мере, до конца смены утратила умственную
    вменяемость. Но что касается Алёны, то после перекрашивания
    кармы она стала намного спокойнее, и по всему выходило, что кар-
    му перекрашивать иногда весьма полезно.

    («Мне так бы хотелось, хотелось бы мне когда-нибудь, как-
    нибудь выйти из дому. И вдруг оказаться вверху, в глубине, внут-
    ри и снаружи, где всё по-другому». В. Высоцкий.)
    Последний раз редактировалось АлМих; 12.10.2012 в 22:53.

  5. #35
    АлМих
    Автор темы
    Все хотел про творчество маленькой Эли рассказать, но Маша опередила:

    "клубочек не простой, а чебутной"

    13 октября, 2:16
    Когда девочка Эля была маленькая, она всё время что-то сочиняла и это было почти без перерыва. Или напевала. Или рассказывала. Если мы успевали, то записывали.

    И в мою первую книгу "Маме Кенгуру", которая у многих у вас есть, вошли не только мои стихи и сказка "Последний сон Арлекина", но и сочинительства моей пятилетней дочи (а так же один анекдот от шестилетней Алисы).

    И вот для тех, у кого этой книжки нет, некоторые Элины опусы мне и хочется показать
    (а, возможно, потому, что я по ней скучаю...)
    Рисунки к книге и Элины странички оформляла своей графикой всё та же замечательная Галя Ким, живопись которой вы видели в моей недавней книге "Другие вещи".

    Это маленькая Эля
    Эля. Письма из Германии.-1.jpgЭля. Письма из Германии.-2.jpgЭля. Письма из Германии.-3.jpgЭля. Письма из Германии.-4.jpgЭля. Письма из Германии.-5.jpgЭля. Письма из Германии.-6.jpgЭля. Письма из Германии.-7.jpg

    "Сегодня я гулять не пойду. Сегодня нет неба, одна земля."
    Последний раз редактировалось АлМих; 14.10.2012 в 07:37.

  6. #36
    АлМих
    Автор темы
    Эля: Про кухню, сказки и толстую Джил

    Итак, я не писала аж целую неделю, но все потому, что у меня активный рабочий график. Именно активный - и ни как иначе. Каждый день с 6-ти до12-ти и с 15-ти до 21, или с 6-ти утра до 9-ти, а потом еще вторая смена с 13-ти до 21 часа. А в перерывах я просто сплю и ем - такое веселье.
    Расскажу, как проходили эти дни.

    Вторник 9 октября.

    Отработав с 6-ти до 9-ти утра на своей группе, я отправилась на второе место работы - к своим немощным старичкам.
    Сначала я прихожу и здороваюсь с каждым из старичков - из 17-ти человек меня помнит только один. С остальными я два раза в неделю знакомлюсь заново. Потом я иду на кухню, включаю посудомойку и ставлю кофе - так с 9:15 до 11:00 я занимаюсь исключительно кухонными делами: варю кофе, разливаю его, разношу бутерброды и йогурты старичкам, заправляю посудомойку. Вообще работа не сложная, учитывая, что я люблю заниматься хозяйством. И поэтому душа моя не выдержала, когда я полезла на полку за кружками и увидела… О мой Бог, что я там только не увидела!..
    Потом я пристальным взглядом окинула всю кухню. Крошки на столешнице, брызги засохшего кофе и краски – везде: по стенам, батареям, шкафам… Натянув перчатки, я взялась оттирать кухню… Попутно вымыла ещё и кофейники. Признаться, первоначально я думала, что они просто такого старинного желто-коричневого цвета - но оказалось, что они белые!.. Еще я помыла батарею и все внутренности шкафов и натерла до блеска столовые приборы и плиту.

    Когда через два часа на кухню зашла моя коллега Хлоя, то она воскликнула:
    - о, о, мне нужны солнечные очки!...

    Затем она поинтересовалась, не испытываю ли я дискомфорта от этой уборки, ведь я не должна этого делать. На что я ответила, что я испытываю дискомфорт от грязи. Хлоя меня дружески похлопала по плечу и спросила, чем бы я ещё хотела заняться?.. Я посмотрела по сторонам и выбрала себе самого отстраненного старичка. Люблю я аутистов. Они так глубоко находятся в своем внутреннем мире, что не лезут в мой ни с объятиями, ни с вопросами.

    Взяв детскую книжку с полки, я приставила стул рядом с креслом Лео и начала читать ему вслух, и 50 минут без перерыва читала ему немецкую сказку. Не могу сказать, что я всё из нее поняла и так же не могу сказать, слушал ли меня Лео, потому что он все время смотрел перед собой, а его рот был слегка приоткрыт. Иногда он засыпал, и я легонько теребила его за плечо. Он нервно вздрагивал, удивленно смотрел на меня, а я ему показывала книгу и он продолжал слушать… ну, или думать о своем.

    Хлоя сказала, что я стала лучше читать. Всякий раз, для кого-то читая, я представляю себе мою учительницу по немецкому Марину Михайловну, и вижу, как она с гордостью смотрит на меня. Ведь еще год назад, в это самое время, я не могла даже двух предложений связно сказать. А сейчас совсем, совсем другое дело.
    Около 12-ти мы начинаем разводить по группам наших подопечных и убирать их рабочие места… А, вот ещё что - Хлоя пришла в окончательный восторг, когда в четверг 11 октября я собрала вокруг себя аутистов и начала читать им сказку «по ролям», за кошечек и собачек, фактически устроив театр одного актера. В любом случае, если не начать смотреть на эту работу с творческой точки зрения, то можно свихнуться.

    В среду 10 октября я должна была работать вечернюю смену в Кафе.

    Когда я пришла, Барбара рассказала, чем я должна заниматься с 18-ти до 22-х - итак, внимание!.. - моя главная обязанность – общение!.. Я была немного в шоке – мне всегда казалось, что я могу быть более полезной на кухне – а тут просто общаться… Ну да ладно. Пообщалась. Вечер прошел так.
    С 18-ти до 19-ти я сидела в баре за столом с шестью людьми и одним школьником, который должен был здесь работать. Несчастный 16-летний мальчик не отходил от меня весь вечер, делал круглые глаза, вздрагивал и ужасался. Прямо как я в свои первые рабочие дни. Он посмотрел на моё невозмутимое лицо и спросил, почему у меня нет страха. А я сказала, что внутри я ещё боюсь их в таком количестве, но просто стараюсь принимать ситуацию.

    С 19-ти до 22-х я сидела на подоконнике – это всё потому, что прямо под ним была батарея и я грелась. Сидела я в окружении аутистов, которые взяли стулья и пододвинули кожаные кресла, что бы посмотреть на нового работника, то есть на меня. Мы чуть-чуть поговорили. Они спрашивали, как меня зовут, сколько мне лет. А один бевонер - Том, я его видела на дискотеке после лотереи, он ещё тогда хотел танцевать со мной - на этот раз решил предложить купить мне колы. Это он так ухаживает. Я отказалась, на что он спросил: 'почему нет ?' . В таких случаях я всегда привыкла отвечать: 'почему да?'. Этот вопрос ставит в тупик многих и нормальных парней, что уж говорить про Тома. Том начал обдумывать мой ответ, а затем замолчали и все аутисты – задумались каждый о своем.

    Но покой был недолгим - вдруг откуда ни возьмись вылетела гиперактивная девушка Стейси – я аж подпрыгнула чуть не до потолка, когда услышала её слёзный крик, переходящий в устрашающий хохот.
    Она худая, почти анарексичная, с сухими руками и чёрными волосами, завязанными в растрепанный хвост. У нее большие черные впалые глаза и черная одежда. Выгладит она как маленькая ведьма. И хохот такой же пронзительный. Она подскочила к нам и тут же начала реветь – точнее, это был крик, без слез, просто всхлипы. Аутисты встали со своих мест и молча ушли в другой зал. Я ушла с ними. И мы опять сели в узкий круг, чтобы помолчать.

    12 октября, пятница.

    Сегодня в город приехала ярмарка с каруселями, и мы с моей группой в сопровождении Сикрет отправились в город.
    С погодой нам не повезло - лил дождь, дул холодный, осенний ветер и как-то было ужасно. Вся моя группа вымокла до нитки, да и я тоже промокла насквозь и замёрзла. С одежды у меня стекала вода, я стояла посреди этих аттракционов, вокруг кишмя кишел народ из соседних групп – ну истинно всеобщее сумасшествие. Везде был туман из-за дымовых пушек, обрывками доносилась музыка, мой сырой плащ развевался по ветру, вокруг - радостные голоса бевонеров - Сайлент Хилл отдыхает!..
    Когда все поели пиццу и сладостей, мы отправились ждать автобус. Ливень продолжался, все начали топтаться на месте…

    Надо сказать, что моя старшая коллега Сикрет - очень аморфная фрау. Я тут же начала искать место, где можно было бы скрыться от дождя и нашла что-то вроде крытой остановки для велосипедов, и сразу же согнала туда группу. А Сикрет просто стояла и говорила: 'да, холодно'. Она, как высокая и худая рыба, только хлопала глазами и ничего не видела, кроме своего оранжевого зонта, который крепко держала, вцепившись в него своими ледяными руками.

    Бекка начала плакать, так как замерзла и устала. Я начала ее успокаивать, тут Джули тоже начала плакать, потому что плачет Бекка. Я и её обняла. Так мы и стояли. Под навесом, холодные, мокрые и плачущие. Я сама чуть не начала плакать. Ненавижу холод. И я была уже голодная.

    Но наконец-то приехал автобус, и мы забежали в него. Только я зашла в дом, то сразу подбежала к батарее и обняла ее как родную (у нас при входе весит огромная батарея - от пола до потолка и сантиметров 60-т в ширину). Но не прошло и минуты, как моя коллега Джил командным тоном сказала, чтобы я шла переодевать Майю. Замечу, что Джил сидела весь день в бюро и вообще не занималась делами по дому - на кухне не стояла посуда для еды, а по столу были рассыпаны крошки от печенья. Джил толстая и неповоротливая, с пирсингом на языке и ей 37 лет.

    Что же – я переодела Майю и остальных ребят - все они, кроме Аннет, шли на корпоратив от работы, и спустя 30 минут 9-ть человек уехало на вечеринку.

    Джил поехала их провожать, но вскоре вернулась, чтобы продолжить сидение в бюро. Когда Джил уходила, она сказала, что мне сделать по дому. Но только дверь за ней закрылась, я тут же налила себе горячий чай с медом, разулась и села к батарее, чтобы погреться. Ко мне подошла Аннет, она с минуту смотрела на меня и вдруг спросила: 'ты замерзла?' Я качнула головой - мне было так грустно и я так устала... И Аннет обняла меня за плечи и сказала: 'всё хорошо… всё хорошо'. Боже мой! Это было первое проявление заботы, и не от коллеги, нет – а от человека, о котором я сама должна заботиться!..

    После она принесла мне шоколадную конфету и мы с ней вместе начали выполнять домашние дела.

    Аннет...
    Я давно хотела рассказать про нее, но всё не было повода...

    Аннет очень исполнительная. Она всё делает аккуратно, и если вдруг заденет тебя случайно, то сразу извиниться. Если я ей чищу зубы, то она стоит ровно, как солдат, и ждет, когда я закончу. Она всегда аккуратно одета, приятно пахнет. Здесь она живет уже 8 лет. Когда Аннет узнала, что мне 22 , то сказала, что я очень юна. Тогда я спросила, сколько ей лет?.. – 39-ть,- ответила Аннет. Она низкого роста, ниже меня, с круглым телом и чистыми ногтями. Носит тонкие очки.

    (А вообще вся моя группа напоминает мне отряд пингвинов - они похожи походкой и телом на этих птиц)..

    Аннет пригласила меня в свою комнату, до этого я не была в ней, так как редко хожу на второй этаж. И что же я увидела?.. – кругом был идеальный порядок. Порядок на грани болезни. Всё лежало одно к одному, ничего лишнего. Я открыла ее шкаф с одеждой - вся одежда была разложена по цветам и идеально ровно сложена, а на стенку шкафа приклеен план с днями недели и числами. В каждой клеточке стоял значок - это означало, что она должна делать - то есть каждый вторник она моет обувь, по средам носит вещи определенного цвета - и так далее. Шелдон Куппер просто нервно курит в стороне по сравнению с Аннет и ее упорядоченностью.

    Как правило, в комнатах бевонеров присутствует легкий беспорядок - но здесь не было ни пылинки!.. Я сказала ей: 'у тебя так чисто' - на что она заметила, что завтра нужно будет убраться. И это не было кокетство, бевонерам не знакомы эти чувства, так же как ирония или сарказм. Просто она действительно считает, что завтра её комнату пора убирать.

    Аннет показала мне свои раскраски. У нее огромное количество альбомов, где она раскрашивает мелкие детали предметов, хорошо сочетая цвета. Она взяла свои фломастеры и мы пошли вниз, чтобы она порисовала. А я села смотреть телевизор.
    Но тут зашла Джил и сказала, что раз все дела по дому сделаны, то почему бы мне не пропылесосить бюро?.. Вот этого мне еще не хватало. Я только розы не посадила!.. Как Золушка носилась по дому, моя пол в душевой, складывая белье, выставляя завтрак и развешивая чистое бельё!.. Идиотизм этой Джил сводит меня с ума. О кей, я сделала и это, но после демонстративно подошла к ней и сказала:

    - кухня готова.
    - белье стирается.
    - пол вымыт.
    - второй ужин готов.
    - бюро – готово.
    - Аннет готова тоже. (это означает, что я приготовила ее ко сну)
    - посуда чистая.
    - новые продукты в холодильнике.

    - Есть еще дела, или я могу попить чай?.. – спросила я с милой улыбкой. На что Джил посмотрела на меня и сказала:
    - Конечно! Ты можешь попить чай со мной!

    - Нет, я хотела бы попить его в одиночестве. – ответила я и ушла на кухню.

    Джил тут же пришла ко мне и спросила: - Всё ли хорошо?.. Я ответила, что сегодня промокла и могу завтра заболеть, так как уже чувствую температуру. И что я хочу есть и скучаю по дому. На что Джил провела со мной получасовую беседу о том, что мы большая семья и что если у меня есть проблемы, то я могу обсудить их с ней.

    А я всё пыталась задать ей вопрос: - 'Почему ты сидишь в бюро, а я бегаю по дому с веником?' - но она не давала мне вставить ни слова!..

    А на часах к тому времени было уже 21:00, и она сказала - : 'А теперь ты можешь идти домой!'
    Я молча вымыла кружку и ушла. Дверь из-за сквозняка сильно грохнула за мной, что пришлось очень кстати, так как мне ужасно хотелось хлопнуть этой дверью по башке толстой Джил.

    А когда я вернулась домой, то выпила фервекс, так как у меня и правда поднялась температура и завтра весь свой выходной я буду лежать дома.
    Всё.

  7. #37
    morok
    Участник
    паноптикум какой то...

  8. #38
    АлМих
    Автор темы
    Цитата Сообщение от morok Посмотреть сообщение
    паноптикум какой то...
    Конечно. В России таких проблем и нет и не будет.

  9. #39
    morok
    Участник
    Да это не про проблемы, это про то, что девушка находиться не только в "сумасшедшем доме", а и в таком же городе.

  10. #40
    АлМих
    Автор темы
    Но все ж это художественное преломление. Чуть выше про раскрашивание кармы было, ведь очень похоже.

Похожие темы

  1. Про письма "счастья" и комплексы стрелка
    от mr.andersen в разделе Курилка
    Ответов: 176
    Последнее сообщение: 06.09.2013, 10:22
  2. Пригоню машину из Германии на заказ
    от AHTOXA в разделе Прочее
    Ответов: 7
    Последнее сообщение: 15.08.2013, 07:49
  3. Ответов: 111
    Последнее сообщение: 16.07.2013, 18:02
  4. Продаю 2.0 TDI DSG 140 л.с из Германии 2005
    от Michail в разделе Прочее
    Ответов: 22
    Последнее сообщение: 06.10.2012, 00:57
  5. TOURAN из Германии
    от Dmitry в разделе Покупка
    Ответов: 26
    Последнее сообщение: 29.01.2008, 18:36

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •