Like Tree64поблагодарили

Михаил Жванецкий о нем, о них, о нас, о себе

Страница 1 из 5 123 ... ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 10 из 43
  1. #1
    АлМих
    Член Клуба

    Михаил Жванецкий о нем, о них, о нас, о себе

    Молчание — знак несогласия
    Размышления писателя о том, как мы в этой жизни располагаемся

    Сегодня честный и принципиальный человек совсем другой.
    Он не говорит, не возражает.
    Он соглашается, но делает по-своему.
    Он не знает ничего утомительнее и бесполезнее возражения, спора, убеждения, уговоров, речей.
    На что силы тратить?
    На подсвечивание себя в темноте?
    Кого вы сумеете убедить?
    Того, кто прекрасно вас понимает и поступает, как раньше.
    Он выбрал такой путь.
    За это ему платят — деньгами, должностью, мигалкой.
    Он согласится и не изменится.
    Как и вы.
    Только путь его нечестен.
    Ваш, по крайней мере, честнее.
    Ему не верят, но подчиняются.
    Вам не подчиняются, но верят.
    Вы не можете, как он.
    Он не может, как вы.
    Вдруг катаклизм какой-то — садится в тюрьму либо такой, как он, либо такой, как вы, в зависимости от того, кто победит.
    Вы оба живете, как того хотите.
    У него лозунг, у вас жизнь.
    Он придумывает старым вещам новые имена.
    Вы называете вещи своими именами.
    Его поддерживает большинство.
    Вас — друзья.
    Вы живете свой жизнью.
    Он — чужой.
    Вы выбирать друзей можете.
    Он — нет.
    Каждому каждое.
    А, говоря грубо, еще в советское время стало ясно: молчание — знак несогласия.



    Борьба со смыслом кончилась

    Дискотеки меня достали и приучили.
    Смысл я перестал искать.
    Бессмысленно искать там смысл.
    Бессмысленно бороться с матом, когда он самого тебя переполняет.
    Он вытеснил язык.
    Он сам стал языком.
    Ребята владеют матом и английским.
    Я — только матом.
    Они еще компьютером.
    Я — лишь карандашом.
    Они по SMS.
    Я одинок.
    Но что-то же они друг другу пишут.
    Значит, умеют.
    Я вместе с ними торчу у обнаженной женщины часами.
    Есть на что... Есть...
    Не жду другого от нее!
    Никто не ждет.
    Все, что могла, она нам показала.
    Я хохочу со всеми в клубе смеха.
    Как только доберутся до того, с чего я начал, мне станет грустно.
    А пока идет развитие.
    Я с ними.
    Они ж действительно хотят.
    И я хочу.
    Кто нам помешает?
    Изобличать того, кто пришел в гости, занятие приятное.
    Ребята понимают.
    Пропал намек.
    Путем удара в лоб, пинка под зад исчез намек.
    Чтобы не тратить время.
    А я неподалеку.
    Если я вижу Юрмалу, любую — не отрываюсь.
    Вернее, отрываюсь, зажигаю и торчу по полной.
    Как не торчать!
    Смешат сильнее нас!
    Не глубоко. Но круто.
    Что мы от них хотим по эту, то есть по нашу сторону экрана?
    Как мы остановим антициклон? Лесной пожар?
    Политика, как оказалось, самое простое.
    Поэтому так много их, категоричных, безапелляционных, с позицией, спорами и обсуждением, но без признанья чей-то правоты.
    Такие споры!
    Так изменилось время.
    Жизнь не та.
    Мы ищем смысл в себе.
    В своих словах.
    В своих поступках.
    В истории России.
    Даже в истории евреев и русских.
    Откуда, как распространились и русские насколько.
    Мы ищем то, чего не потеряли.
    То есть истину.
    Какой тут юмор?
    Что мы к телевизору?
    Где он возьмет?
    Вы видели их лица?
    Такими мы можем стать в любой момент, как только к нам поступят деньги.
    Не много маленьких, а часть больших!
    Как следует, чтоб сзади пароход на катере догнать.
    Раньше на зарплате, на отдыхе мы находили смысл...
    Смысл бесплатен, на нем не заработаешь.
    Когда мы стали зарабатывать, мы потеряли смысл.
    Не потеряли.
    Мы отказались от него в уме.
    Он же бесплатен.
    Сегодня платят люди. Не государство.
    Они сегодня покупают отдых.
    А не труд!
    Для смысла и высоких взлетов есть спецплощадка за Академией наук.
    Там собирают на пропитание мыслящих существ продукты.
    Адресно!
    Вязанки хвороста, бутылки питьевой воды, тушенку, перевязочные средства.
    Малый бизнес, как только весь разбогатеет, возьмет на содержание смысловиков.
    В короткой схватке юмора и разума последний проиграл.
    Но! Не унывайте, умники.
    Она разделась!
    Торчите возле молодежи, вдруг удастся присовокупиться.
    Пятиканальный суперсекс...
    Я понял, чем мы занимались в гражданскую, в плену, в войну, в июне сорок первого, в конце сорок четвертого...
    Взрывной волной нас бросило друг к другу и началось...
    История настолько сексуальна...
    Не только города переходили из рук в руки...
    Извините, я, кажется, мирюсь с прошедшим, художественно нагрянувшим на нас не так давно.
    Так вот, оказывается, как было...
    Вот это сериал!!!
    Гражданская война полов.
    Короче, ваш,
    Отнюдь не твой, по-прежнему.
    Смирись уже!
    Ваш автор



    Добавляем заход солнца
    (Наблюдения)
    I
    На коньяке я могу выдать две-три мысли в час.
    Одну остроту в десять минут.
    На водке — три-четыре претензии к правительству и один вопрос к Думе: откуда они?
    На сухом вине — до изжоги успеваю помрачнеть, очень скверно обо всех подумать.
    На шампанском — несу чушь довольно далеко и долго.
    На шампанском с водкой и борщом — маршрут короткий: стул, стул, пол, стул, стул, стул, постель в гостях, в одежде и в носках, поиски туалета ночью и страшный испуг от собственного отражения в трех зеркалах.
    Коньяк распускает руки, ищет колени, но держит разговор. Две-три шутки в двадцать минут. Сохраняет адекватность и умеренный оптимизм. Окрашивает жизненный горизонт в радужные желтоватые тона. То есть добавляет в московский вечер заход солнца.


    II
    Коньяк я не вижу.
    Я его слышу.
    Я слышу свои слова после него.
    Наш — тяжелит, печалит, тянет на сторону, подсказывает телефон.
    Их — развязывает, освобождает.
    Идет острота за остротой, вступает жест и текст.
    Подходит вдруг цитата.
    Откуда?
    Не читал...
    Читал когда-то.
    Все освободилось, подплыло к языку...
    Пять звездочек.
    "Курвуазье".
    Восход солнца в 23:00.
    Природа оживилась.


    ***
    Невзирая на телевидение, наша жизнь очень не совсем хорошая очень.


    ***
    На его похороны пришли все три бывшие жены.
    И первая закатила истерику: "На кого ты нас оставляешь?!"
    Хотя все три давно замужем.


    ***
    Инициалы:
    — Я.Я. Френкель.
    — И.Я. Финкель.
    — А.Я. Гурфинкель.


    ***
    Алименты — это когда один расплачивается за троих.


    ***
    — Вы живете в Москве?
    — Нет. Я для этого выезжаю.


    ***
    Он был так крепко облучен, что рядом хотелось выпить под его дыхание.


    ***
    Жили-были три кота и решили они образовать фирму "Трикотаж".
    Но название уже давно кто-то застолбил.


    ***
    Как мы располагаемся.
    Подчиненные — хвостами наружу, головами внутрь.
    Начальники — хвостами внутрь, пастью наружу.
    Весь народ — дитями внутрь, бабами наружу, мужиками по периметру.


    ***
    Есть свидетельство о рождении.
    Есть свидетельство о смерти.
    Где свидетельство о жизни?


    ***
    Если в артель портовых грузчиков попадал нежелательный человек, двое клали ему мешок на спину на один сантиметр ниже, и он его, подбрасывая, подправлял.
    К концу смены он падал от усталости.
    Он не мог понять, что, прежде чем хватать мешок, надо наладить отношения.



    Опоздание на концерт

    Когда он понял, что может разговаривать с людьми?
    А когда самолет в Воронеж опоздал на три с половиной часа.
    И он опоздал на свой концерт, и он влетел в фойе, набитое людьми в пальто и с вещами.
    И тогда он попросил прощения.
    И повел их в зал.
    И достал из кофра концертный пиджак и туфли.
    И достал из сумки портфель.
    Комментируя каждый предмет.
    И на их глазах переоделся.
    И сказал: "Теперь я артист. А вы теперь публика".
    И они сняли пальто и сверкнули камнями, блеснули кольцами и зааплодировали.
    И у него была их любовь.
    А у них осталось впечатление от него.
    И все вдруг почувствовали, как изменился он и как изменились они с последней ступенькой на этот простой дощатый помост.




    Отношения к отношениям

    Безропотность — раздражает.
    Безрадостность — угнетает.
    Скупость — возмущает.
    Тупость — отталкивает.
    Ум — утомляет.
    Юмор — обижает.
    Аппетит — удивляет.
    Болезнь — приучает.
    Любовь — выжигает.
    А доброта — согревает то, что лечение продлевает.



    ***

    Успокой, успокой...
    Избавь от зависимости меня и моей.
    Не прошу силы и крепости, с этим связано не мое...
    Избавь от надежд...
    Если суждена радость — пусть будет внезапной.
    Дай, наконец, умение оценить свое и чужое.
    Избавь от ожидания.
    Куда девать то, что сделал?
    Делаю для чего?
    Избавь от цели.
    Если кто-то хочет слушать меня, должен ли говорить?
    Имею ли право на раздражительность от глупости и глупость ли это?
    Как определять и судить чужое, не зная своего?
    Если не лишний, пусть не замолкают, когда вхожу.


    http://www.kommersant.ru/doc/2135576

  2. #2
    Vairuotojas
    Участник
    Михалыч, браво!
    Ну это я так думаю.
    Более того - непоколебимо уверен.
    А завтра снова объявится какой-нибудь sky, из Киева.
    Ездит на дизельном Туране2008-го года по Киеву разумеется.
    Может и не только по нему..
    Сегодня заявился в ветке "Эля. Письма из Германии", если ты заметил.
    И снова тебя недоуменно и совершенно искренне в своей тупости спросит:
    "Может я чего не понимаю но причем здесь Туран. Где хоть одно слово про автомобиль.
    Пиарится надо не на этом форуме. Люди сюда серьезные заходят... "
    ..
    И что ты ответишь ему!?
    У меня кроме мата (не конкретизирую какими словами и в какой форме) и еще примитивно-тупого совета - "Читай раздел Барахолка и не суйся в Курилку даже если куришь" - ничего в голову не приходит.
    Саша (Allex) ему ответил интеллигентно и достойно.
    А я, пожалуй, промолчу
    Нет, снова скажу - браво!
    Разумеется тебе. И Саше тоже!
    Последний раз редактировалось Vairuotojas; 20.03.2013 в 21:47.

  3. #3
    АлМих
    Автор темы
    А последнее
    Цитата Сообщение от АлМих Посмотреть сообщение
    Успокой, успокой...
    это ведь "Отче наш, который на небе..."

    Алексу спасибо огромное!

  4. #4
    wetrydgy
    Участник
    Жванецкий, безусловно, хорош. Но для себя, если есть выбор - только слушать или смотреть и слушать, предпочту первое. Понятно, что он актёр, что даже один монолог в его исполнении - спектакль, пусть даже мини. Наверное, в чтении "живьём" есть что-то особенное, усиливающее эффект...
    Но он.... отвлекает меня, что ли? Не могу смотреть по TV, на концерт не пойду, а по радио послушать - с удовольствием!

    P,S. Неправильно это - засорять тему всякой фигнёй. Тем более, чужую. Но этот пост: Эля. Письма из Германии. почему-то сразу напомнил известный эпизод.


    Сорри за откровенный флуд.

  5. #5
    АлМих
    Автор темы
    Цитата Сообщение от wetrydgy Посмотреть сообщение
    Но для себя, если есть выбор - только слушать или смотреть и слушать, предпочту первое.
    Соглашусь. Я его впервые услышал году в 79-м, питерцы привезли бобину (это мы еще на Печоре работали) и бобину эту растиражировали на все магнитофоны и знали всё наизусть ("Оказывается министр мясной и молочной промышленности есть, и очень хорошо выглядит...") Его, как и Высоцкого, воспринимаешь на слух. Но вот это теперешнее потрясающе читается глазом. Он велик и мудр. И печален. Преклоняюсь.

  6. #6
    ant 787
    Член Клуба
    Был у нас такой "Яуза-5" катушечный или бобинный магнитофон..С Удовольсттвием слушали Мих Миха.

  7. #7
    АлМих
    Автор темы
    Цитата Сообщение от АлМих Посмотреть сообщение
    Невзирая на телевидение, наша жизнь очень не совсем хорошая очень.

  8. #8
    АлМих
    Автор темы
    В продолжение темы

    Михаил Жванецкий


    Наши люди стремятся в Стокгольм (Лондон и так далее) только для того, чтоб быть окруженными шведами.
    Все остальное уже есть в Москве. Или почти есть.
    Не для того выезжают, меняют жизнь, профессию, чтоб съесть что-нибудь, и не для того, чтоб жить под руководством шведского премьера...
    Так что же нам делать?
    Я бы сказал: меняться в шведскую сторону. Об этом не хочется говорить, потому что легко говорить.
    Но хотя бы осознать.
    Там мы как белые вороны, как черные зайцы, как желтые лошади.
    Мы непохожи на всех.
    Нас видно.
    Мы агрессивны.
    Мы раздражительны.
    Мы куда-то спешим и не даем никому времени на размышления.
    Мы грубо нетерпеливы.
    Все молча ждут, пока передний разместится, мы пролезаем под локоть, за спину, мы в нетерпении подталкиваем впереди стоящего: он якобы медленно переступает.
    Мы спешим в самолете, в поезде, в автобусе, хотя мы уже там.
    Мы выходим компанией на стоянку такси и в нетерпении толкаем посторонних. Мы спешим.
    Куда? На квартиру.
    Зачем? Ну побыстрее приехать. Побыстрее собрать на стол.
    Сесть всем вместе....
    Но мы и так уже все вместе?!
    Мы не можем расслабиться.
    Мы не можем поверить в окружающее. Мы должны оттолкнуть такого же и пройти насквозь, полыхая синим огнем мигалки.
    Мы все кагэбисты, мы все на задании.
    Нас видно.
    Нас слышно.
    Мы все еще пахнем потом, хотя уже ничего не производим.
    Нас легко узнать: мы меняемся от алкоголя в худшую сторону.
    Хвастливы, агрессивны и неприлично крикливы.
    Наверное, мы не виноваты в этом.
    Но кто же?
    Ну, скажем, евреи.
    Так наши евреи именно так и выглядят...
    А английские евреи англичане и есть.
    Кажется, что мы под одеждой плохо вымыты, что принимать каждый день душ мы не можем.
    Нас раздражает чужая чистота.
    Мы можем харкнуть на чистый тротуар.
    Почему? Объяснить не можем.
    Духовность и любовь к родине сюда не подходят.
    И не о подражании, и не об унижении перед ними идет речь... А просто... А просто всюду плавают утки, бегают зайцы, именно зайцы, несъеденные.
    Рыбу никто свирепо не вынимает из ее воды.
    И везде мало людей.
    Странный мир.
    Свободно в автобусе.
    Свободно в магазине.
    Свободно в туалете.
    Свободно в спортзале.
    Свободно в бассейне.
    Свободно в больнице.
    Если туда не ворвется наш в нетерпении лечь, в нетерпении встать.
    Мы страшно раздражаемся, когда чего-то там нет, как будто на родине мы это все имеем.
    Не могу понять, почему мы чего-то хотим от всех и ничего не хотим от себя?
    Мы, конечно, не изменимся, но хотя бы осознаем...
    От нас ничего не хотят и живут ненамного богаче.
    Это не они хотят жить среди нас.
    Это мы хотим жить среди них.
    Почему?
    Неужели мы чувствуем, что они лучше?
    Так я скажу: среди нас есть такие, как в Стокгольме.
    Они живут в монастырях. Наши монахи — шведы и есть.
    По своей мягкости, тихости и незлобливости.
    Вот я, если бы не был евреем и юмористом, жил бы в монастыре.
    Это место, где меня все устраивает.
    Повесить крест на грудь, как наши поп-звезды, не могу. Ее сразу хочется прижать в углу, узнать национальность и долго выпытывать, как это произошло.
    Что ж ты повесила крест и не меняешься?
    Оденься хоть приличнее.
    «В советское время было веселей», — заявил парнишка в «Старой квартире».
    Коммунальная квартира невольно этому способствует.
    Как было весело, я хорошо знаю.
    Я и был тем юмористом.
    Советское время и шведам нравилось.
    Сидели мы за забором, веселились на кухне, пели в лесах, читали в метро.
    На Солженицыне была обложка «Сеченов».
    Конечно, было веселей, дружней, сплоченнее.
    А во что мы превратились, мы узнали от других, когда открыли ворота.
    Мы же спрашиваем у врача:
    — Доктор, как я? Что со мной?
    Диагноз ставят со стороны.
    Никакой президент нас не изменит.
    Он сам из нас.
    Он сам неизвестно как прорвался.
    У нас путь наверх не может быть честным — категорически.
    Почему ты в молодые годы пошел в райком партии или в КГБ?
    Ну чем ты объяснишь?
    Мы же все отказывались?!
    Мы врали, извивались, уползали, прятались в дыры, но не вербовались же ж! Же ж!..
    Можно продать свой голос, талант, мастерство.
    А если этого нет, Вы продаете душу и удивляетесь, почему Вас избирают, веря на слово.
    Наш диагноз — мы пока нецивилизованны.
    У нас очень низкий процент попадания в унитаз, в плевательницу, в урну.
    Язык, которым мы говорим, груб.
    Мы переводим с мата.
    Мы хорошо понимаем и любим силу, от этого покоряемся диктатуре и криминалу. И в тюрьме и в жизни. Вот что мне кажется:
    1. Нам надо перестать ненавидеть кого бы то ни было.
    2. Перестать раздражаться.
    3. Перестать смешить.
    4. Перестать бояться.
    5. Перестать прислушиваться, а просто слушать.
    6. Перестать просить.
    7. Перестать унижаться.
    8. Улыбаться. Через силу. Фальшиво. Но обязательно улыбаться.
    Дальше:
    С будущим президентом — контракт!
    Он нам обеспечивает безопасность, свободу слова, правосудие, свободу каждому человеку и покой, то есть долговременность правил.
    А кормежка, заработок, место жительства, образование, развлечение и работа — наше дело. И все.
    Мы больше о нем не думаем.
    У нас слишком много дел.

  9. #9
    Olek
    Участник
    АлМих, #899 но тем не менее

  10. #10
    JokerSL
    Участник
    Жванецкий, безусловно - грустный мудрец. Смотрю, когда удается, передачу "Дежурный по стране" и все восхищаюсь. Человек все понимает, никаких иллюзий не питает, а все равно - остается ощущение позитива.
    Жаль, что читать его тексты лично у меня не получается. Прав АлМих - его и Высоцкого лучше слушать. Без их голоса тексты воспринимаются труднее.

Похожие темы

  1. Так как же в нём спать?!
    от Petruccio в разделе Эксплуатация и обслуживание
    Ответов: 400
    Последнее сообщение: 26.03.2016, 13:59
  2. Ответов: 17
    Последнее сообщение: 29.05.2013, 08:26
  3. Ответов: 11
    Последнее сообщение: 22.11.2012, 17:21
  4. хочу себе докатку.
    от DIMONIX в разделе Прочее
    Ответов: 1
    Последнее сообщение: 17.04.2010, 15:16
  5. Поставил себе новую ковку
    от paschket в разделе Тюнинг
    Ответов: 5
    Последнее сообщение: 16.03.2010, 12:45

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •